И не придётся даже сурово учить лишением света…

И не придется даже сурово учить лишением света…

(Эта статья была написана в 2003 году и опубликована тогда же на сайте»Война в Ираке».)

«И тогда все гарнизоны дружно как один сдадутся американцам, а население начнет радостно приветствовать своих кормильцев. И не придется даже сурово учить лишением света, еды и воды население столицы (и других городов) пониманию простой истины, что это хорошо, когда одним гнусным режимом становится меньше. А для остальных подобных все происходящее послужит хорошим уроком».  Валерий Лебедев, «Любопытный феномен воздействия массмедиа на «личное мнение» граждан продемонстрирован ныне в России». Форум: «Русский взгляд через Ирак на Америку».

Чувствуется решимость идти на жертвы иракцев ради правого дела.

Текст этот меня поразил настолько, что я впервые в жизни решил написать ответ. Однако ответ этот получился несколько длиннее, чем я ожидал.  Быть, может, он заинтересуют не только Валерия Лебедева, которому первоначально предназначалось это послание:

Об Иракской войне, Американской мечте

и Русской идее.

«… это хорошо, когда одним гнусным режимом становится меньше»…    Как будто  смутно это что-то напоминает, Вы не находите?.. Из школьного курса… «Буревестник гордо реет, чёрной молнии подобный»!..  И прочее. Дальнейшее всем известно.

Россия имеет чрезвычайно богатый опыт «сурового учения».  Десятки миллионов человек у нас  были «обучены» и навечно «освобождены». Вероятно, это и есть одна из причин такого «любопытного феномена, демонстрируемого ныне в России». Хотя, — не единственная и не основная.

Прежде, чем обсуждать другие, может быть, более важные причины «любопытного феномена», предлагаю определить формальные критерии «гнусности» режимов, как таковых.

Например, комиссары и, позднее, коммунисты убивали своих, фашисты — чужих. И те, и другие  «сурово учили», «освобождали» и прочее. Чей режим, на Ваш взгляд, гнуснее, – коммунистов  или фашистов?

И далее, в этой связи, чем на Ваш взгляд, отличается режим США (даже неловко, назвать его — «режимом»)  от режимов коммунистов или фашистов? С коммунистами ясно, они убивали своих. А фашисты?

В США — демократия, и они имеют право убивать, а фашисты были повешены за то же самое, только потому, что демократией не обладали?

Следовательно, у кого демократии больше, тот может «сурово учить» тех, у кого её меньше. И это — аксиома. Вероятно, поэтому Борис Ельцин боролся за демократию в России восемь лет, он пожертвовал для неё всем. Он так и заявлял перед телекамерами: «Для нас высшая ценность – демократия». В чём же её такая необычная, почти сакральная, ценность? Неужели, дело в том, что демократический режим априори, по определению, не может быть гнусным?!

Мы живём в век (или даже в эру) господства PR технологий.

Все демократии делают это. Не владея PR технологиями, Вы не сможете проводить  выборы. Более того, Вы не сможете делать самого главного, — Вы не сможете продавать! Разумеется, Американцы делали это блестяще, изощрённее всех. И в этом было их важнейшее стратегическое преимущество. Тем не менее, как ни странно, похоже, они  решили далее не церемонится и предпочли виртуальным технологиям простое,  ясное и ощутимое понятие «подавляющего военного превосходства», которое ныне энергично рекламируется ими в Ираке. (Возможно, именно падение NASDAQ побудило  американскую администрацию больше доверять «реальному сектору».)

Можно представить, сколько «креатива», сколько сил, сколько денег было вложено  в продвижение  на рынок «лучшей в мире американской демократии» за эти десятки и сотни лет?! Под этим натиском рухнул Советский Союз. Оказался не конкурентоспособным. Американская демократия  стала международным стандартом де факто. Сегодня мы говорим «демократия», — подразумеваем «Америка»…

Тем не менее, позвольте предложить Вам иную, отличную от американской, PR-версию сути Иракской войны и предшествующих ей событий.

Убеждён, мы, граждане демократических государств, должны быть «толерантны в отношении проявления инакомыслия». Так гласит стандарт. Несмотря на суровые испытания военного времени, выпавшие на долю священной  американской, а заодно и британской,  «свободы слова».

Тем более, что это всего только одна из версий, результат «непредвзятых исследований» различного рода открытых публикаций и сопоставления широко всем известных событий, почти фантазия…

Итак:

Есть такое понятие: «жертва манипулирования общественным сознанием». (В PR технологиях такие предполагаемые жертвы называются «целевой аудиторией».)

Далее необходимо определить, что же такое — манипуляция, и чем она отличается от легитимного управления, честного сотрудничества или прямого общения.

В сущности, отличий только два:  Во втором случае, если Вы не прибегаете к манипуляциям, Вы  всегда сообщаете партнёрам Ваши истинные  цели и опираетесь на сильные стороны своих подчинённых: такие как: вера, честь, долг, верность, любовь, ум, квалификация, образование, стремление к справедливости…

Манипулятор никогда не сообщает своих истинных целей объектам манипуляций. В иерархически сложных, многоуровневых системах, каждый высший уровень манипулирует низшим. Соответственно, на каждом уровне декларируются различные цели. В реальности достигаются  истинные цели элиты, которой принадлежит вся система манипуляций. Манипулятор, как правило, ориентирован на слабые стороны объектов своих манипуляций: жадность, страх, невежество, глупость, тщеславие, гордость, лень, жажда наслаждений и т.п.

Теперь мы можем обсудить приемлемые критерии гнусности режимов, независимые от их образов, существующих  в общественном мнении, навязанных американскими и иными PR-технологами. Предлагаю два основных критерия: 1) уровень манипуляций, 2) уровень насилия.

В прессе всё время обсуждается вопрос, почему США открыто не объявляют о своих подлинных целях в этой войне? И в чём, собственно, состоят её истинные цели?

Может ли элита США, в принципе, открыто объявлять свои истинные цели? В чём они состоят? Существует ли, в принципе, Американская идея? Или  существует только Американская мечта?

Я не верю, что «народ» может управлять собственной элитой. Даже, хотя бы в некоторой степени, влиять на неё. Ещё Эразм Роттердамский писал: «Никогда дела человеческие не были так хороши, чтобы большинству не нравилось всё самое худшее». Элиты демократических стран, более, чем любых других, вынуждены учитывать вкусы толпы.  И это всё. Более никакого влияния снизу вверх невозможно. Любые восстания, революции, требования народов и т.п., если они есть, — они организованы, либо частью Вашей элиты, либо спецслужбами других государств. Чаще совместно.

Все мы, вероятно, помним из школьного курса, как эпоха «мрачного средневековья» сменялась «эпохой возрождения». Этот тезис превратился в аксиому. Это столь же очевидно и так же общеизвестно, как и то, что солнце встаёт на востоке. Это, наверное, самое впечатляющее достижение исторических  предшественников современных PR-технологов!

Возрождение чего?  Тезис столь совершенен, что как-то само собой очевидно, что речь идёт о возрождении человечества. Однако, если почитать «общедоступные открытые источники», например, труды  академика Лосева, мы получим существенно более конкретный ответ: в «эпоху возрождения» возрождалось античное дохристианское мировоззрение, в том числе языческое искусство, философия и науки. «Возрождение сопровождалось чудовищным падением нравов. Есть свидетельство, что один из кардиналов бегал по королевскому дворцу за своим племянником, принцем, чтобы того изнасиловать». Соответственно,  христианские ценности «мрачного средневековья» требовали модернизации.

Так рыцарские ценности средневековой элиты – вера, честь, долг, доблесть, справедливость, истина, любовь, — не то, чтобы отменяются, но преобразуются в некие формальные декларации, в некие внешние атрибуты европейского аристократического светского приличия.  Их место негласно заменяют «новые» ценности: выгода, власть, секс, деньги, культ изысканных удовольствий. Наступает эпоха тотального лицемерия и  тотальных манипуляций. 

Этот грустный процесс многократно описан. Вспомним бедного Дон Кихота.

По мере вырождения христианской монархической аристократии, по Европе прокатилась волна буржуазных революций. Англия падает первой. Церковь отделяется от государства, подлинным богом европейской элиты становятся деньги. Английские протестанты декларируют, по сути, единство веры в Бога и веры в деньги, сочетая не сочетаемое, — христианство с иудейским материалистическим прагматизмом: «Если  человек богат и успешен, следовательно, он заслужил любовь Бога». Следовательно, богатый всегда прав. И может «сурово учить», по Вашей терминологии, тех, кто беднее.

По мере «развития производственных сил», становится очевидно, что чем шире бизнес, чем больше участников в бизнесе, тем больше прибыль.  К борьбе за богатство подключаются всё более и более широкие слои населения, власть буржуазной элиты становиться всё более изощрённой. Однако, европейская элита ведёт себя непоследовательно и уступает инициативу Новому свету.

Рабовладельческая Америка декларирует принцип равных возможностей разбогатеть. Привлекая тем самым максимальное число страждущих со всего света обрести одновременно и доллары, и любовь Бога.

Так на земле зарождается новая, невиданная прежде цивилизация — Великая Американская Демократия. Ничего лишнего. Только: доллар, доллар, и доллар!

В трансатлантическом варианте сегодня это: Власть, Деньги и Секс, — новая, постхристианская, троица, — три основные движущие силы  западной демократии.

Такова реальность. И это было бы сутью Американской идеи, если бы таковая могла существовать. Всё остальное – манипуляции. Потому мы видим только фронт-офис американской демократии — Американскую мечту, достаточно простую  и привлекательную  для  самой широкой «целевой аудитории» «большинства».  Бэк-офис  Американской мечты — грандиозная государственная система иерархического тотального манипулирования.

Существо Американской мечты можно выразить одним словом, это — успех. Критерий успеха – доллар. Удача – неподвластная человеку сила, некий аналог Бога или, скорее античного древнегреческого Рока, перед которым бессильны даже боги,  именно она делает жизнь человека в великой демократической системе по-настоящему страшной, и оттого так сильны ощущение успеха и ужас перед поражением.

Николай Бердяев писал, что в действительности существует две свободы: свобода выбора между добром и злом, и свобода в Боге. Две подлинные свободы Америки, это – свобода зарабатывать доллары, и свобода не зарабатывать доллары, — стать «лузером».

Именно невыносимый ужас перед поражением приводит в действие всю эту грандиозную систему тотального обращения доллара. Стать «лузером» страшнее, чем умереть. Переживания столь натуральны, что без Бога возникает иллюзия жизни.

У тех, кто внутри,  возникает ощущение, что существование вне системы лишено всякого смысла, и не может иметь оправдания. Потому  демократический «электорат» интуитивно солидарен с властями в том, что все, кто во вне — безусловно страдают от хаоса или насилия и нуждаются в «освобождении».  Так возникает мессианство Америки.

Специально разработанный критерий «качества жизни», отражающий уровень материального благополучия американцев, подтверждает  правоту «американского образа жизни» и право на мессианскую экспансию в мире.

Таким образом, очевидно, что ощущение материального превосходства американцев – жизненная необходимость и важнейшая стратегическая задача американской элиты. Американцы могут мириться с духовным, культурным, интеллектуальным  отставанием («лузерством») своей страны, но никогда – с материальным. Ибо, «если Вы такие умные, то почему такие бедные?!»  — вот абсолютно  универсальный и интегральный критерий жизненной самореализации человеческого существа на земле. Доллар, — это альфа и омега, начало и конец всей американской системы ценностей, это единственное измерение жизненного пространства, которое представляется действительно реальным. Всё прочее – только средство достижения успеха. А потому, можно уступить в средствах – в религии, в культуре, в искусстве или в науке, но нельзя проиграть в целом – в богатстве. Тем более, если вспомнить достижения протестантов в «усовершенствовании» христианства: успех и богатство – свидетельство любви Бога.

В этом сущность американской конструкции. Разумеется, в таком, в чистом виде, слегка может быть, циничном, это не продаётся.

А потому всё время созидается конкурентоспособный «образ» системы.

Знаменитую Декларацию Независимости и Конституцию США можно считать «Концепцией образа Великой Американской Демократии» в самом классическом представлении современных PR технологий.

Далее этот образ должен быть воплощён в реальной действительности, для чего «выстраиваются коммуникации», — строится система «каналов продвижения образа» в сознание «целевой аудитории», и в первую очередь, -«средства массовой информации» и коммуникаций.

«Демократические»  выборы исполнительной и законодательной  властей, «независимая»  судебная система,  «свободные» средства массовой информации и система государственного принуждения  в соответствие  с «концепцией образа» призваны обеспечить гражданам равенство перед законом, основные американские права и свободы.

С другой стороны, (со стороны бэк-офиса), демократические институты представляет собой единый и совершенный  инструмент тотального манипулирования общественным сознанием, призванный завуалировать, ограничить и упорядочить доступ граждан к государственной системе осуществления насилия, насилия экономического, физического, духовного или интеллектуального.

Она обеспечивает американской элите самую абсолютную, наследуемую и почти незаметную власть над подданными, которая когда-либо существовала на земле, с которой не может сравниться ни одна «абсолютная монархия», ни один «тоталитарный» режим.

Ибо, ни один монарх не мог изменить нравственные, духовные, религиозные законы монархии. Каждый его указ подлежал исполнению, но не мог претендовать на абсолютную истину или трансформировать нравственные ценности, например, понятия добра и зла. Он сам подлежал нравственному суду, — одобрению или осуждению народа.

«Всенародные выборы», «проявление народного волеизъявления» придают любому закону демократического парламента абсолютную над нравственную над религиозную легитимность. В сущности, парламентский закон сам устанавливает нормы добра и зла. Всё, что делается в соответствии с законом – абсолютное  добро, нарушение закона – абсолютное зло. Потому американский суд приобретает некие признаки не человеческого, но как бы божественного суда.

Так судят в Гааге Слободана Милошевича. Так судили и казнили в Лондоне Карла I. За то, что оба исполняли присягу, свой долг перед родиной, оба защищали своё государство и свой народ в соответствии с законами и нравственными принципами своего государства. Но судили их уже по «новым», «народным» законам, законам, принятыми победителями.

Государственная структура США построена почти в полной аналогии  с основным фрактальным элементом структуры Америки – структурой акционерного общества.

Подлинная элита США – это крупнейшие акционеры АО «Соединённые Штаты Америки», имеющие контрольный пакет и унаследовавшие права и акции его учредителей. Их очень не много. Разумеется, их никто не выбирает, их права достаются им по наследству. (Они также имеют право на полную конфиденциальность владения акциями.) Им принадлежит и само акционерное общество, и соответствующие дивиденды от его деятельности. Они имеют право по своему усмотрению без согласования с руководством и сотрудниками общества изменять устав общества, цели его деятельности и любые правила функционирования общества, им подотчётны президент и исполнительный директор общества, парламент (сложный двухпалатный и двухпартийный совет директоров и представителей региональных отделений общества), главный бухгалтер и финансовый директор акционерного общества. В данном конкретном акционерном обществе президент общества, некоторые  другие руководители и члены парламента избираются общим голосованием всех сотрудников и акционеров общества. Что, в принципе, не имеет никакого значения, ибо кандидатуры для голосования всегда утверждаются этими крупнейшими акционерами общества.

То же самое можно сказать и о «корпоративной культуре» американского акционерного общества. Священные Американские ценности  не являются неизменными, они актуализируются и трансформируются в зависимости от ситуации и целей американской элиты.

Например, что стало со «свободой слова»  в Америке во время иракской войны? Или в отношении дела «Энрон», или событий 11 сентября?

Мы более ничего не слышим о «правах человека», о «правовом государстве» или  «торжестве закона и международного права», о борьбе с «отмыванием нелегальных доходов». Зато все знают о «борьбе с терроризмом», о которой почти ничего не было слышно прежде, до 11 сентября. Эта борьба никак не начиналась ни в отношении косовских албанцев, ни в отношении чеченских боевиков. Не смотря даже на вопиющую чеченскую работорговлю и нападение «освобождённых ичкерийских солдат» на Дагестан.

Дело в том, что это не ценности, и не атрибуты демократии. Это  PR инструменты. Инструменты системы тотального манипулирования общественным сознанием. Инструменты разрушения конкурирующих «не демократических» режимов.

Именно то обстоятельство, что «западные ценности» на самом деле является  не ценностями, а инструментом манипулирования и разрушения, позволяет США публично и успешно использовать «двойные стандарты», не обращая никакого внимание на робкие жалобы недостаточно демократических режимов Китая, России, Индии и других не членов трансатлантического «мирового сообщества».

Потому Сербия, Афганистан и Ирак – одно, а Чечня – совсем другое.

Почему США столь маниакально стремятся повсюду установить демократию?

Ответ очень прост. Западная или «настоящая» демократия обеспечивает в любом обществе, в любом государстве абсолютную власть денег.  И культ удовольствий.

А кто в нашем мире имеет власть над деньгами? Кто печатает доллары? Разумеется, — американская олигархия.  Таким образом, любая демократическая страна с открытой рыночной экономикой неизбежно становится абсолютно подвластной американской элите.

Слава богу, что у нас в России  пока — «государственный капитализм» — вся власть у чиновников. В России скорее деньги находятся во власти чиновников, нежели чиновники во власти  денег. Чиновники – наши, российские, деньги – чужие. Так осуществляется наш суверенитет. И это, пока, — единственное непреодолимое препятствие на пути американской экспансии, (не считая наших ракет.)

Абсолютная власть доллара — без границ и суверенитетов – существо современного  процесса глобализации. И ВТО, Всемирная Торговая Организация, – один из каналов, облегчающих этот процесс, ибо снимает границы на пути экспорта самых конкурентоспособных продуктов.

Что является основным продуктом экспорта США? Разумеется, доллары.

При этом, судя по прессе, доллар сегодня обеспечен только на 4%. Америка способна заплатить за каждый доллар только 4 цента. За что же мы платим Америке остальные 96 центов?

Это прибыль от экспорта доллара – 96% чистой прибыли! Вот это бизнес! Нам всем ещё учиться, и учится рыночной экономике!  Именно за счёт этой сверх-сверхприбыли обеспечивается заветный для многих «самый высокий в мире» уровень «качества жизни» в Америке.

Как же Америке это удаётся?

В результате второй мировой войны под США оказались Германия, Япония, Италия, Испания, Португалия.

Францию, Великобританию и остальных (в различной степени) принудил к участию в этом ассиметричном бизнесе ужас перед СССР.

Америка не стала делать Европу классической колонией. Она везде установила «настоящую американскую» демократию. (Но Великобританию,  судя по всему, в конце концов, приняли в долю.)

Сегодня СССР не существует. Россия настолько ослаблена, что Клинтон, (который прославился сами знаете чем), поспешил объявить новую эпоху –  эпоху: мир без России. «Россия? Такой страны не существует» — заявил журналистам Клинтон. И улыбнулся. (Вероятно, там были женщины.)

(То же самое 8 лет с упоением и  восторгом доказывала нам наша российская «свободная»  пресса!  Неудивительно, что наши настоящие деньги  – доллары, а  акции наших компаний до сих пор почти ничего не стоят, не смотря на «устойчивый рост» на фоне «повсеместной рецессии».)

В Сербии совместно с «мировым сообществом»  США демонстрировали «новую эпоху» в действии. Попутно решая проблемы с евро, — с угрозой выхода Европы из американского «бизнеса». Операция завершилась «блестяще». Но именно в Сербии Америка прошла «точку возврата».

Отсутствие СССР – фундаментальная, системная проблема США. В отсутствии СССР, немцы, французы и японцы стали пытаться начать свой собственный валютный бизнес.  Страх прошёл, и главные игроки уже начали делить землю на валютные зоны.

Стремясь сохранить устойчивость, Америка оказалась перед выбором  – войти в противостояние со всем (по крайней мере, с не демократическим) миром, или изменить основную парадигму американского бизнеса и в целом парадигму интеграции США в человечество.

В первом случае США предстояло изменение имиджа, во втором они могли использовать все преимущества уже созданного, очень дорогостоящего, имиджа оплота процветания, свободы и демократии, гаранта прав человека и международной справедливости, экономического лидера и двигателя прогресса  для всего человечества.

Что же произошло? Можно предположить следующее:

США решили сохранить свой основной бизнес любой ценой.

«Нет такого преступления, на которое не пошёл бы капиталист за 20% прибыли» — говорил известный знаток капиталистического империализма. Тем более, ради  96% прибыли!

Далее, вероятно, они решали, как легче и надёжнее удержать «в бизнесе» всё человечество – добровольно, — опираясь на имидж, «права и свободы», опираясь исключительно на силу доллара и американское предпринимательство, или насильно, — посредством устрашения и публичного наказания непокорных?

Вероятно, сила доллара, американского предпринимательства и американской экономики была уже недостаточна для того, чтобы поддерживать необходимый курс доллара при его реальной стоимости в 4 цента. Ставка была сделана на вооружённые силы. А не на право, имидж, финансы и экономическую свободу. Таким образом, вооружённые силы были  объявлены решающим ресурсом в современных международных отношениях.

Из этого со всей  очевидностью следует, что наиболее опасным  конкурентом Америки, их главной целью вторжения в Сербию, Афганистан и Ирак, по-прежнему остаётся Россия.

Америка до сих пор не в состоянии применить к России вооружённую силу. Несмотря на широчайшую рекламу «высокоточного оружия», американского военного бюджета (кстати, если разделить на 25, он становиться существенно скромнее) и мобильные, почти роботизированные, вооружённые силы. (Вспомним: « …американская военная машина запущена… ничто не может ей долго сопротивляться…» Предполагается, что мы все должны к этому незаметно для себя привыкать.)

Потому Америка делает ставку на установление в России открытой рыночной экономики, привязанной к американскому доллару, разрушение оборонной и всей высокотехнологичной промышленности, разрушение российских вооружённых сил, системы образования и здравоохранения,  и, одновременно, стремилась расчленить Россию, подобно Югославии, на несколько конкурирующих и не способных к реальной самостоятельности государств.

Россия — многонациональное государство, в наследство от коммунистов ей досталось 89 «субъектов федерации» с чётко обозначенными  географическими границами автономных национальных образований. Это самое слабое место российского государственного устройства.  Именно сюда был направлен главный удар США и Великобритании.

Только в этом контексте следует рассматривать чеченскую войну на Кавказе.

Очевидно, что Чечня  — британо-американский проект.  План проекта, судя по всему, предусматривал разжигание межнациональной и межрелигиозной вражды с акцентом на радикальный ислам, испытанный ещё в Афганистане, выделение Чечни из состава России,  нападение на Дагестан и расчленение России по Волге с созданием исламской оси от Чечни до Башкирии. Далее, вместо России мы бы сегодня имели Калининградскую республику, Российскую федерацию в границах от Белоруссии до Волги, Исламскую республику, Уральскую республику (Эдуарт Россель уже напечатал в Германии уральские марки), Сибирскую и Дальневосточные демократические республики. С этим планированием связывают, например, имена Генри Кисенджера и Маргарет Теччер.

Турция, Саудовская Аравия и, как это не удивительно, Грузия (вероятно, в борьбе за Абхазию) с энтузиазмом поддержали этот проект. Разумеется, как в любом антироссийском проекте, в нём всемерно стремились участвовать Латвия и Эстония, и даже на первом этапе, судя по всему, наша независимая самостоятельная Украина.

Но план был сорван Борисом Николаевичем Ельциным.

По-видимому, когда независимая Чечня напала на Дагестан, Ельцин заупрямился. Ему предъявили компромат, а в ближайшем окружении предложили покориться «непреодолимым» обстоятельствам.  Только так можно объяснить дело Bank of New York, всплеск международной борьбы с отмыванием средств, швейцарское дело Бородина и скандал с кредитной карточкой самого Ельцина. В ответ, как и положено российскому гражданину, осознавшему, что он является объектом вербовки со стороны иностранных спецслужб, Ельцин явился в ФСБ. Это тоже единственное, более-менее рациональное объяснение знаменитой новогодней речи Бориса Ельцина, досрочного назначения в президенты Владимира Путина и всех, последовавших за этим событий. Власть в России стала переходить от «семьи» к петербургскому крылу ФСБ. Это был второй  и наиболее героический поступок Бориса Ельцина. Этим поступком Ельцин  в значительной степени искупил 8 лет своего бездарного правления в окружении молодых реформаторов и спецслужб США.

Как это не удивительно, но в результате пятнадцати лет «демократизации», — ФСБ, наследник большевитского ЧК и советского КГБ, оказалась той единственной организованной силой в России, которая способна противостоять усилиям США и последовательно отстаивать  российские  национальные интересы, восстановить целостность страны, сохранять российский государственный суверенитет.

После нападения на Сербию мир впервые ощутил смутную  угрозу со стороны Соединённых Штатов. Имидж США начал меняться. Начал расти спрос на российское оружие. США начали встречать, может быть, отчасти  подсознательное, но возросшее и всестороннее  сопротивление. Рухнул NASDAQ.  После 11 сентября курс доллара начал неуклонно падать. Именно это всестороннее сопротивление США решили подавить нападением на Афганистан и Ирак.

Почему же, в отсутствие СССР европейцы, японцы, арабы и китайцы не воспользовались ослаблением США и совместно не обрушили доллар?

В своё время США сделали второй, и может быть, самый гениальный шаг по развитию бизнеса. Они своевременно обменяли свой «виртуальный» доллар на «реальный сектор экономики» стран с «настоящей» рыночной демократией.

Что произойдёт сегодня, если обрушится доллар?

Европа, Япония и всё человечество останется с долларом, да кое-кто с акциями  обанкротившегося «высокотехнологического NASDAQа», Америка – с европейской промышленностью, а также с промышленностью других демократических стран пропорционально уровню их демократии.

NASDAQ – это третья составляющая гениального бизнеса США. Выручив американские доллары от продажи акций своих предприятий, — в то время «традиционной», а ныне – «реальной» экономики, каждый европеец, японец и прочие могли вложить свои доллары в акции чрезвычайно доходных американских компаний «новой» «высокотехнологичной» экономики, чтобы заработать ещё больше американских долларов. Которые здесь же на NASDAQ можно снова вложить в «новую» американскую экономику. И заработать ещё больше американских долларов. Вот такой работает пока  Perpetuum Mobile, хотя уже и со сбоями.

Как сообщил из Тулы наш президент: «Россия экономически не заинтересована…».  Как не заинтересованы и другие участники этого добровольно-принудительного асимметричного бизнеса.

Ещё Рейган в своё время заявил европейцам: «Доллар – это наши деньги. Но это Ваши проблемы».

В Ираке США убивают людей, действительно для того,  чтобы отразить глобальную угрозу Америке.

Они, (американские олигархи), сознательно убивают, и будут убивать людей ради денег. Ради стабильности американского доллара. Ради «основного бизнеса» США. Ради достижения абсолютной власти и мирового господства.

Ибо, как говаривал когда-то один  мудрый американец, в прошлом мой хороший знакомый, который за свою жизнь автоматизировал более 90 банков в Америке и юго-восточной Азии: «Деньги, — это только вера в то, что это деньги». Мир теряет веру в американский доллар.

Потому идёт эта война, война Америки против всего человечества.

Ирак уже пал. Сочетание цинизма, силы и денег по-прежнему демонстрирует свою высокую «прагматичную» эффективность. На очереди, вероятно, Сирия и Иран.

Но почему после Сербии  и Афганистана выбор пал именно на Ирак? На это есть множество очевидных причин:

— Нападение на Ирак – ответ арабским государствам на 11 сентября, которые после падения СССР поставили под свой контроль исламский терроризм,  выпестованный в своё время США для борьбы с СССР. Даже если те (арабские государства и их террористы) являются в событиях 11 сентября просто орудием или жертвой чьих-то манипуляций и провакаций, в том числе, возможно, со стороны самих США.  «А для остальных подобных все происходящее послужит хорошим уроком».

— Ирак публично выступает против США и Израиля.  И вызывающе не демократичен. Что в принципе исключает возможность его мирного экономического покорения, даже посредством длительных экономических санкций. (Вообще не трудно заметить, что после развала СССР санкции ООН, как правило, являются прелюдией к очередному американскому военному нападению.)

— Быть может, Садам Хусейн  напоминает американской олигархии Адольфа Гитлера, Иосифа Сталина и Усаму Бен Ладена, которые, придя к власти, использовали её против своих хозяев. (Представьте себе, что президент акционерного общества, назначенный его акционерами, начинает использовать свою власть против этих самых акционеров!)  Что, вероятно, должно быть неизбежно наказуемо.

— Оккупация Ирака лишает арабские страны контроля над нефтью,  -единственного легитимного инструмента влияния на мировую политику и экономику,  и избавляет Америку от нефтяной иностранной зависимости. У арабских стран под контролем остаются пока исламские террористы, но абсолютное доминирование в регионе позволит США поставить, точнее, вернуть террористические структуры под свой полный контроль.

Таким образом, арабский мир в значительной мере теряет основу своей независимости и, в том числе, резко сокращается его способность к сопротивлению израильской политике в отношении Палестины.

— Вооружённое вторжение на древнюю землю Междуречья, центр древнейших культур и цивилизаций символизирует собой торжество новых буржуазных  американских демократических ценностей в планетарном масштабе. И власть Нового Света над Старым.

— Багдад, подобно Иерусалиму, Константинополю или Москве находится на «оси Евразии». «Кто владеет евразийской осью, — владеет Евразией. Кто владеет Евразией, — владеет миром». — (Древняя американская мудрость).

— В перспективе оккупация Ирака позволяет построить горизонтальный исламский проамериканской пояс на юге России: Сирия — Ирак — Иран — Афганистан. Что безусловно усилит американское влияние на исламских соседей России и создаст  противовес  «пророссийской» Армении на южном Кавказе. В случае необходимости, Америка получает возможность легко организовать  пояс нестабильности на Юге России и на востоке Турции.

— Америка получает контроль над ближневосточной и каспийской нефтью. Что позволяет Америке эффективно использовать цены на нефть в качестве блокирующих технологий. Повышая цены, Америка блокирует развитие Европы и Японии, понижая —  создаёт, (я надеюсь, временные), проблемы России.

Таким образом, Ирак – наилучший плацдарм для организации силового давления на Россию и на всю Евразию, на всё человечество.

Однако, в том, как быстро, странно и бесславно окончилась эта война, для России есть несомненные плюсы: Временное снижение мусульманской пассионарной активности в её террористической ипостаси. Противостояние арабского мира и США снизит давление на Россию, как со стороны США, так и со стороны арабского мира.  Более того, быстрая и лёгкая победа не позволит США пойти на уступки Франции и Германии, напротив,  провоцирует ужесточить американскую позицию в их отношении. В результате сопротивление США усилится во всём мире. Что вызовет повышенный спрос на российское оружие и российские высокие технологии.

Противостояние «Севр – Юг», или  «Христианство – Ислам», чего очень хотели бы США, не состоялось. И уже не состоится. В геополитическую  фазу переходит противостояние вечных и «новых» человеческих ценностей: «вера, долг, честь,  любовь, культура — деньги, власть, секс, культ удовольствий, потребления и развлечений».

Противостояние «восток —  запад» сменяется противостоянием:  «Человечество — США».

Соединённые Штаты не войдут в 21 век в качестве лидера. Не потому, что «человечество» победит. США рухнут под тяжестью своих бредовых амбиций.  Чтобы быть лидером, недостаточно печатать доллары. Всё низшее является следствием высшего. Для лидерства недостаточно грубой силы, хитрости или высокоумного многомудрия. Необходимо духовное, идеологическое превосходство.  «Не в силе Бог, а в правде». – говорил Александр Невский.

Америка от политики сдерживания СССР перешла к политике сдерживания всего человечества, от политики опережения к политике повсеместного применения блокирующих технологий, от политики трансатлантического лидерства к политике насилия, запугивания и вооружённой конфронтации с не лидерами, (с лузерами, по-американски говоря).

Спасти Америку и американский доллар в таких обстоятельствах может разве что появление новой внешней глобальной угрозы, например, угрозы вторжения инопланетян. Или возникновение новой, невиданной, неизвестной  и чрезвычайно опасной болезни.

Что же нам делать? Может ли Россия  объединить и, в какой-то степени, возглавить «антиамериканское сопротивление»? Должна ли она что-либо предпринимать в этом направлении?

Разумеется, нет. Во-первых, этого не требуется. Во-вторых, важнее знать, чего мы не должны делать. Мы не должны  работать на Америку.

Далее, — всё, чем располагает сегодня Россия для проявления международной активности, — это остатки вооружённых сил СССР. Этого, очевидно, совершенно не достаточно.

Наша главная проблема состоит в том, что Россия не имеет сегодня государственной национальной самоидентификации, своего национального самосознания. Или, как ещё говорят, не имеет национальной идеи. Не имея национальной идеи, Россия ни на что не способна.

Кто мы?  Чего мы хотим?

Россия не обрела ещё своё «Я». Подобно корове или слону. В отличие от разумного человека. Потому извне нас видят скорее, довольно крупной, немного опасной бессловесной добычей, нежели «партнёром по конструктивному диалогу» или «равноправным членом G8».

Хуже того. Мы не имеем национальной элиты.

Национальная элита не может быть в одночасье назначена дочкою первого российского президента. Или по железной дороге доставлена из Петербурга в Москву.

Петербург, Петербург… — любимый город петербуржцев,  колыбель русской интеллигенции и двух революций, наша русская нерусская столица, наша надежда, наше «окно в Европу», сам почти Европа, северная Венеция, копия немецкого Дрездена на невских болотах,  отчаянная русская трёхсотлетняя попытка «интегрироваться» в Европу… Можно себе представить, каково было римскому, почти европейскому Петербургу  быть столицей византийской России! Неудивительно, что всё это закончилось чудовищной катастрофой.

Национальную элиту также невозможно сформировать из бывших секретарей обкома и отставных членов Совмина или ЦК… Что же делать? Призвать на родину потомков российских аристократов, которые уже, вероятно, утратили знание  русского языка?

Ах, да! Русская советская российская интеллигенция!  Где она?  Где этот наш уникальный национальный феномен? Где это детище Петра I, который     воспитание  детей русской  аристократии поручил разорившимся французским парикмахерам и  немецким портным?

Где эта шизофренирующая, резонёрская, вечно хныкающая, самовлюблённая «социальная прослойка», которая совершенно ни на что не способна? Двести лет её жалкой и позорной истории со всей очевидностью доказывают её  ничтожество и мелкокорыстное эгоистичное бесхребетное петушиное пустозвонство и наушничество.  Двести лет Вы желали «свободы». Вы так хотели её. Вот она, — вокруг Вас. Где Вы? «Вы дрались за свободу?  Теперь она Ваша. — Ешьте её, волки». — Р. Киплинг,  «Маугли»…

Сегодня мы не можем увлекаться «наступательной» внешней политикой. Мы должны сосредоточиться на восстановлении России.

Россия не конкурентоспособна в отвёрточной сборке или производстве низко технологичной продукции. По двум причинам: высокие реальные затраты на отопление жилья рабочих, которые в перспективе должны покрываться  их зарплатой, и намного большие расстояния до портов, что очень существенно увеличивает затраты на зарплату персонала и транспортные расходы в сравнении с уже действующими аналогичными производствами в юго-восточной Азии и латинской Америке.

Эта разница в затратах может быть компенсирована только при производстве высокотехнологичной продукции, где необходимы высокий научный, культурный и образовательный потенциал, который может быть развит только в течении десятилетий, если не столетий. Таких стран очень не много. И Россия – одна из них. Пока. Если ориентация на сырьевой экспорт будет сохраняться, а большинство ближайших соратников-реформаторов Ельцина, ныне молодых олигархов, разделили между собой именно сырьевую отрасль нашей державы, —  мы превратимся в страну третьего мира даже без надежды на отвёрточное производство.  Новых столетий для развития науки, производства и предпринимательства у нас уже не будет. Согласно расчётам Маргарет Теччер, для обслуживания сырьевой промышленности России западу достаточно 10 – 15 млн. человек на всей территории России. Остальным просто не на что и незачем будет жить.

Главная сложность в развитии высоких технологий в России – отсутствие опыта предпринимательства. Это также основная причина отсутствия инвестиций в российскую экономику. Некому давать деньги. У нас нет недостатка в инвестициях, за которыми так гоняется наше правительство. У нас есть недостаток предпринимателей. И те, что есть, предоставлены сами себе, один на один со своими проблемами. С внешними конкурентами. И с внутренними чиновниками.

У нас есть опыт в научных и промышленных разработках, мы даже умеем что-то очень качественно производить, но мы ещё очень слабо используем международную кооперацию, мы не умеем определить, что и для кого надо разработать, как это позиционировать и как продавать, как эффективно использовать международную инфраструктуру бизнеса в собственных целях.

Нам пока трудно конкурировать на внешнем рынке. Но для чего мы конкурируем на внутреннем рынке в тех же условиях, что и на внешнем?! Зачем мы создаём себе такие условия по собственной воле, точнее по воле нашего правительства? Наш внутренний рынок – наш рынок. Это единственное пространство, на котором мы можем поставить на ноги наше предпринимательство.

Когда говорят о прагматичной политике Владимира Путина, я надеюсь, что речь идёт именно о концентрации на восстановлении России,  как альтернативе всевозможным мессианским проектам. Серафим Саровский говорил: «Спасись сам. И вокруг тебя спасутся тысячи».

Хотя это у нас и не принято, но я осмелюсь сказать о России несколько добрых слов.

Мы должны признать, что Россия – самая прекрасная страна на земле. Разорённая, но прекрасная. И наше призвание — её возродить.  Наше наследство — великая история, великая культура, великие победы. Великая, и почти неизвестная, русская философия, — бесценный ресурс в эпоху PR-технологий.

Все эти годы у нас ведётся поиск «новой русской национальной идеи». Почему новой?  Что, катастрофа 17 года вывела Россию на некий новый, более высокий, нежели прежде уровень? Или напротив, —  мы так деградировали, что уже не в состоянии наследовать нашу национальную идеологию?

Или мы хотим найти такую идею, которая позволила бы нам сохранить независимость, национальную идентификацию, историческую преемственность и одновременно интегрироваться в американское «мировое сообщество»? А если возможно, то и получить в этом сообществе некое небольшое преимущество, опираясь на исторические и культурные достижения наших предков?

Россия не является частью Европы, частью западной цивилизации. Россия – центр независимой цивилизации. Россия – великое (тоже великое) евразийское государство. Западная «постхристианская» цивилизация наследует языческой, античной Римской империи. Россия  — наследница христианской Византийской цивилизации. Стратегическая роль России – синтез. Синтез запада и востока, обеспечение баланса и стабильности между западом и востоком. Соответственно, Россия не может быть интегрирована в западную экономику, но только в мировую экономику в целом.

Как это не парадоксально и даже, может быть, для кого-то дико звучит, но сегодня только Церковь (в том числе, и  российский ислам) и ФСБ, — те единственно сохранившиеся организованные и конкурентоспособные структуры, которые вызывают доверие, и на которые можно опираться в восстановлении России.

Россия несёт немыслимые потери, но, в отличие от Европы, мы ещё можем сохранить свою независимость, сохранить православие, сохранить христианство.

Этот путь также не будет лёгким.  Збигнев Бжезинский ещё в 1990году объявил: «Мы покончили с коммунизмом. Теперь на очереди православие».

Собственно, православие – и есть та их единственная и подлинная цель, — осознают они это, или нет, — это именно то, вокруг чего вращается вся мировая история тысячи лет. И в этом, — в сохранении и воплощении христианства – и смысл, и идея, и сила, и единственное предназначение России.

Вся стратегия России и существо Русской идеи выражено Сергием Радонежским всего двумя строками Евангелия: «Ищите царства Божия и правды Его. И остальное приложится вам».

С уважением,

Георгий Борода.  (Примечание: такой тогда у меня был псевдоним.)

P.S. А будите «крысить и косорезить», — превратитесь в американцев (чего, после февральской революции мы едва избежали невероятной, огромной ценой большевизма), или разделите печальную участь Ирака и американских индейцев. Неизвестно, что хуже.

Галерея | Запись опубликована в рубрике Государство. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s