Немного теории.

Немного теории:

(Глава из статьи «Две парадигмы»)

С течением времени развитие европейских общественных наук сделало ясные и понятные всем истины чрезвычайно сложными, запутанными и даже — неочевидными. Многое, как будто случайно, — просто выпало из виду. Потому для простоты изложения обратимся к первоисточникам и оригиналам. Ибо в сущности за эти тысячелетия ничего не изменилось.

Аристотель: государство.

Аристотель утверждал, что любое государство необходимо должно состоять из четырех классов: двух высших — священнослужителей и воинов, среднего сословия и народа[1].

Класс священнослужителей призван был отличать истину от лжи, определять, что есть добро, а что зло; воины силой оружия защищают добро от зла, третье сословие  организует хозяйственную деятельность народа, — именно в этом всегда заключалось подлинное разделение властей.

Различия между сословиями заключаются не столько в их положении в обществе, но прежде всего в их личных качествах, в обязанностях перед нацией, в отношении к чести и долгу.

Ибо подлинный священнослужитель готов умереть всегда, воин — на поле брани, лавочник — никогда[2].

Привилегии высших сословий  были безусловно легитимны в глазах общества, ибо оплачивались кровью. Качество национально элиты всецело определяет судьбы нации и государства.

При этом экономическая власть, власть третьего сословия всегда была ограничена и подчинена власти политической, что принуждало третье сословие так же, вместе со всеми, служить истине, а не выгоде. (Аристотель не мог бы и предположить, что возможно существование государства, построенного на принципах служения  выгоде, а не истине.)

______________________________________

[1] Подобно тому, как в Индии общество состоит из четырёх основных сословийбрахманы — жрецы, учёные и подвижники, кшатрии — воины и правители, вайшьи — земледельцы, ремесленники и торговцы, шудры — слуги и наёмные рабочие. При этом утверждается, что разделение на касты происходит оттого, что каждый человек уже рождается в сущности либо брахманом, либо кшатрием, вайшьи или шудры и от рождения имеет соответственные той или иной касте личные качества. Так рожденный вайшьи, где бы он не родился, не может стать настоящим кшатрием или брахманом.

[2] А. Давыдов.

________________________________________________

В течение всего последнего тысячелетия в Европе велась неослабевающая борьба с христианством. Первые семь столетий ушли только на то, чтобы извратить и дискредитировать само представление об Истине. В конце концов Кант объявил, что объективной истины не существует, либо она совершенно недоступна  человеку для постижения. Хотя сам он по-прежнему продолжал удивляться «звёздному небу над головой и нравственному закону внутри нас».

Вдруг сделалось очевидно, что оба высших сословия традиционно лгали народам в течение многих тысячелетий. Никакой истины нет. Есть только выгода. А стало быть именно лавочники должны управлять государством, ибо именно они генерируют всеобщую выгоду.

После чего, повсеместные буржуазные революции сделались только вопросом времени. Ибо третье сословие, сосредоточившее к тому времени в своих руках колоссальные материальные и финансовые ресурсы получило, наконец, столь желанную и так недостающую им идеологию, содержащую вполне «научно доказанное» обоснование их притязаний на высшую власть.

Так человек запада постепенно был принуждён руководствоваться исключительно выгодой и практической необходимостью. Выгодой частной, общественной и пр, именно здесь берут своё начало «права человека» и пр.

Цивилизация смысла, цивилизация служения истине почти окончательно уступила  свое место двухклассовой плоской меркантильной Всемирной империи лавочников. И только Россия, — единственное христианское государство, которое до сих пор не покорено до конца.

Власть.

Власть всегда сакральна. Иначе это не власть.

В противном случае она всегда будет восприниматься как временная, временно легитимная с ограниченными полномочиями и общественным контролем.

Так происходит с образом власти, если представить её, как управленческую структуру, состоящую из «эффективных менеджеров», нанятых обществом на время для исполнения определённых контрактом функций. Такая власть должна быть непременно подотчетна народу, что абсурдно.[3] А потому, исполняя властные полномочия и пользуясь естественными привилегиями, она  рано или поздно, но совершенно неизбежно начинает восприниматься обществом, как «партия жуликов и воров».

Реальная, истинная власть всегда сакральна. Ибо реальная власть не может содержать в себе никакого произвола, она всегда есть только представитель и служитель Самого Бога, и от Его имени — защитник  Добра на земле. Исключительно в этом всегда заключалась её подлинная непреходящая легитимность: всё, что делает реальная, т.е. сакральная власть, правильно уже потому, что так оно и есть, ибо истинно, и потому не может быть по другому.[4]

Но ни одна самая абсолютная монархия никогда не имела той абсолютной свободы власти,  власти провозглашать добром, а затем злом, всё что угодно, всё, что будет, например, в будущем более выгодно, какую имеют современные демократические режимы.

Ибо Истина неизменна. Она не может совершенствоваться, ибо или до, или после совершенствования она не была, либо перестала быть Истиной.

Если, по мнению народа, власть уклонялась от служения добру, она тут же утрачивала легитимность среди своих поданных[5].

Россия не является подлинно демократическим государством именно потому, что у нас также, как в традиционном государстве, экономическая власть подчинена политической — это единственный способ сохранить суверинитет, имея ввиду, что настоящие деньги печатают только на западе. В случае подчинения в России политической власти экономической, на Западе немедленно будет напечатано любое количество денег с тем, чтобы купить всю Россию со всеми её институтами и ресурсами. Как это произошло в Восточной Европе или в Латинской Америке. Служение выгоде космополитично.

Таким образом государственное устройство России сегодня включает в себя два взаимоисключающих принципа: традиционный и демократический, что препятствует ее восстановлению и делает неустойчивой к внешним воздействиям.

_________________________________________

[3] Это как если бы лейтенант, посылая своих солдат на смерть, отчитывался бы перед ними, а не перед генералом, отдавшему приказ лейтенанту. И потом — как вообще возможно отчитаться перед народом?

[4] Власть сакральна в США. (Ибо иначе как бы она могла учредить «Агентство по предотвращению злодеяний»?)  Власть в США выступает от имени свободы и неотъемлемых прав человека, утверждая, что обеспечивает всем равные возможности, правосудие и защиту. Которые в свою очередь объявлены  высшими (доступными на земле) ценностями и атрибутами Добра.

Власть сакральна в Британии, в Индии, в Китае, даже в ОАЭ. Но лишена этого качества в Германии или, например, в Румынии. Власть в Германии прагматична, ибо там она есть только наместник реальной сакральной власти из США и Британии.

[5] Подконтрольный власти парламент окончательно делигимитизирует саму власть. Власть начинает восприниматься как тёмная гнетущая самоуправная, ворующая и грабящая сила. Истинная власть всегда ограничена в свободе творить зло, ибо служит добру.

______________________________________

Культура.

Культура есть неформализованное представление нации о добре и зле. В быту, в языке, в архитектуре и искусствах, в музыке, в праве и государственном устройстве. Культура есть следствие религии, результат воплощения религиозной веры в повседневную действительность бытия нации. Утрата веры в Истину неизбежно приводит к быстрому угасанию и разложению культуры. Так после каждой буржуазной революции в течение самого краткого времени угасала и извращалась высокая культура в каждом буржуазном государстве Европы[6]. Всё, что было создано в Европе высокого и поистине прекрасного, было создано до прихода к власти третьего сословия. Ибо и возглавив общество, лавочники не сделались высшим сословием, но по-прежнему оставались третьим, ибо будучи по сути своей не способны принять истинные ценности аристократии,[7] они сохранили и  навязали всему обществу свои собственные ценности, постепенно превращая Великую западную христианскую цивилизацию в плоскую двухклассовую меркантильную «Всемирную империю лавочников».

Ибо невозможно умирать за деньги.

Там где процветает опера, процветает всё!

Так можно перефразировать древнекитайское поучение для императоров об охранении чистоты музыкальной гармонии в государстве, как основе стабильности и процветания империи. Ибо всякое разложение государства начинается с искажения высших принципов религии, философии и культуры.

Разложение этики приводит к разложению эстетики. Но и разложение эстетики в течение достаточно длительного времени неизбежно приводит к разложению этики.

 После чего разлагается всё.

______________________________________

[6] Сальвадор Дали признался однажды: в Париже на съезде художников, говоря о современной живописи, он заявил: «Они ни во что не верят. Они рисуют ничто.»

[7] Но буржуазные революции в Европе стали возможны не прежде, чем были извращены и выхолощены истинные ценности европейской аристократии. Сама аристократия, постепенно разлагаясь по мере возрастания власти денег в обществе, приняла ценности третьего сословия, по сути сделавшись его частью. Этот процесс весьма болезненно воспринимался интеллектуальной и духовной элитой Европы. Достаточно вспомнить «Дон Кихот» Сервантеса или «Мещанин во дворянстве» Мольера.

__________________________________________

Идеология.

Идеология — это формализованные представления государства и нации  о добре и зле. В традиционном государстве — это религия. Идеология — всегда предмет веры. Ибо этическое недоказуемо.

Этическое.

Этическое недоказуемо, ибо Бог непознаваем. Потому в основе любого государства лежит вера и надежда на конечное торжество добра.

Ибо, как утверждал Владимир Соловьёв: «Предназначение государства не в том, чтобы наступил на земле рай, но в том, чтобы не наступил ад.»

Христианская гносеология и наука:

Христианство утверждает, что Бог абсолютно непознаваем для человека. По самой Своей природе. Ибо, будучи Творцом всего сущего, Он бесконечно больше Своего творения и имеет свою особую божественную, недоступную для твари, природу. Но Бог не оставил человека в совершенном неведении. То, что нужно и полезно знать человеку о Нём и о Его творении, Он открыл человеку через своих избранных пророков и святых. Таким образом, сущность явлений доступна человеку ровно в той мере, в которой она открыта ему в божественном откровении.

Собственно человеческая наука занимается изучением и классификацией доступных человеческому опыту закономерностей и явлений. Но важнейшей задачей и предназначением науки всегда была (за исключением самых последних времён) задача согласования человеческого опыта с божественным откровением. Ибо сущность и смысл явлений и закономерностей природы раскрывается человеку только в свете божественных откровений. Потому всегда традиционная наука была единой, иерархически соподчинёной, включала в себя физику и метафизику, и представляла собой единое систематизированное знание, где все его части были взаимоувязаны и согласованы между собой. В этом смысле современную науку невозможно считать наукой как таковой, ибо в ней совершенно отсутствует понимание сущности явлений и закономерностей бытия, — это скорее многочисленные разрозненные знания, необходимые для развития утилитарных ремёсел: техники, технологии, производства и т.п. Без всякого понимания, — что это такое по существу, и к каким, иногда самым неожиданным последствиям, это может привести с течением времени.

В основе любого человеческого знания лежит вера. Ибо абсолютное знание лишило бы человека его самого важного, самого сущностного человеческого свойства — свободы воли[8]. Человек есть то, во что он верит. Именно этим мы по существу отличаемся друг от друга.

_____________________________________

[8] Подобно тому как абсолютная и очевидная неотвратимость наказания не оставила бы человеку никакого выбора между добром и злом.

_____________________________________

Две иерархии.

Мы видим, что всё живое и вообще всё сущее существует только в формах бесчисленных соотношений иерархий. Ибо существование Бога, Абсолюта, естественным образом выстраивает всё сущее в иерархию по отношению к Нему. Это — естественная, божественная, светлая иерархия. Но существует и вторая, искусственная иерархия, иерархия противления, тёмная иерархия, которая возникла в результате падения Денницы. Обе эти иерархии пронизывают наш мир, но имеют совершенно разные свойства, устройство и предназначение. При этом часто тёмная иерархия на своих нижних уровнях представляется как светлая, самая прогрессивная, самая чистая иерархия, ещё более светлая, чем любая традиционная светлая иерархия, но ведёт, очевидно, в совершенно противоположном направлении.

Светлая иерархия:

—  Светлая иерархия всегда нисходит от Абсолюта.

—  В светлой иерархии законы, правила и цели — одни для всех уровней иерархии, включая Абсолют, которые декларируются ясно и открыто на всех уровнях иерархии.

—  В светлой иерархии невозможны манипуляции, ибо высшие уровни иерархии апеллируют к сильным сторонам, к лучшим качествам членов более низких уровней иерархии, — таким как честность, доблесть, мужество, искренность, доброта, милосердие и т.п.

—  В светлой иерархии высшие уровни иерархии по существу служат нижним уровням, ибо предназначение светлой иерархии — быть проводником Истины и Благодати от Абсолюта до самых нижних уровней мироздания. При этом и Истина и Благодать преобразуются каждым высшим уровнем иерархии в форму, наиболее доступную нижлежащему уровню иерархии, ни в малейшей степени не искажая истинности Истины и не умаляя благодатности Благодати.

Тёмная иерархия:

—  Тёмная иерархия всегда начинается на земле. Но кто находится во главе — всегда тайна для каждого уровня иерархии.  За исключением, быть может, самых высших уровней иерархии. Ибо властители её почти всегда анонимны. Каждому уровню иерархии известны только один, два или несколько вышестоящих уровней иерархии.

—  В тёмной иерархии законы, правила и цели — свои для каждого уровня иерархии. Истинные цели высшего уровня иерархии всегда тайна для низших уровней иерархии.

—  Тёмная иерархия всегда есть система тотального манипулирования низшими уровнями иерархии. Апелляция осуществляется к слабым сторонам, к низменным свойствам манипулируемых, — к страху, жадности, зависти, гордости и т.п.

—  Темная иерархия есть система подчинения низших высшим, система принуждения низших служить высшим посредством всевозможных форм манипулирования, насилия и лжи. Подлинное предназначение тёмной иерархии всегда — разрушение и замещение собой светлой иерархии, с целью установления контроля над ресурсами мироздания.

Обе иерархии одинаково эффективны для управления корпорацией или государством. Проблемы начинаются, когда в одной системе смешиваются элементы и светлой и темной иерархии. Но третьего не дано[9].

Абсолютная монархия и либерально демократическая республика.

Очевидно, как правило, монархическое государство строится и управляется по-преимуществу в соответствии с принципами светлой иерархии.[10] Либерально-демократическая республика, если численность её граждан превышает 5000 человек, — по крайней мере миллион человек — всегда устроена как классическая тёмная иерархия.

Аристотель утверждал что демократия невозможна в обществе, где численность избирателей превышает 5 тысяч человек.

__________________________________

[9] Так пал Советский Союз. Пока его структура, идеология и система управления строго соответствовали принципам тёмной иерархии, он был абсолютно конкурентноспособен. Но когда его вожди устали от крови и террора, началось отступление от чистоты принципов тёмной иерархии и введение  в систему некоторых второстепенных принципов светлой иерархии, после чего СССР сделался неконкурентноспособным и проиграл холодную войну. Ибо переход к светлой иерархии должен начинаться с идеологии, с веры и надежды, с тем, чтобы был открыт доступ в систему Истине и благодати, нисходящих от Абсолюта.

Напротив, в результате Буржуазных революций разрушение светлой иерархии и замещение её тёмной происходило почти всегда исключительно успешно. Ибо разрушение светлой иерархии всегда начиналось с разрушения идеологии и веры, а затем предлагался «единственно правильный выход» — обнаруживалось новое «воистину истинное» решение, более истинная, более, чем когда-либо «светлая» иерархия, которая плавно и незаметно приводило государство к духовной и культурной деградации и тьме.

[10] Разумеется, как и в реальной тёмной иерархии искажения неизбежны.

___________________________________

Но и подлинная античная демократия выглядела в глазах современников  достаточно неприглядно.

Платон: «Демократ – разбогатевший кузнец, лысый и приземистый, который недавно вышел из тюрьмы, помылся в бане, приобрёл себе новый плащ и собирается жениться на дочери своего господина, воспользовавшись его бедностью и беспомощностью.

В демократическом государстве благом почитается свобода, там только и слышишь, как свобода прекрасна. И что лишь в таком государстве стоит жить тому, кто свободен по природе своей.

Эта жажда свободы… приводит к тому, что там тех, кто послушен властям, смешивают с грязью как добровольных рабов. Там отец боится своих детей, учитель – школьников, старшие – младших, мужчины – женщин, люди – животных. В таком государстве лошади и ослы привыкли… выступать важно и с полной свободой, напирая на встречных, если те не уступают им дороги.

Типичный человек демократического государства нагл, разнуздан, распутен и бесстыден, однако наглость там называется просвещённостью, разнузданность – свободой, распутство – великолепием, бесстыдство – мужеством. Демократическое государство легко вырождается в тираническое, ибо чрезмерная свобода и для одного человека, и для государства обращается не во что иное, как чрезмерное рабство.»

Как это не удивительно, с Платоном соглашались и американские президенты:

«Помните, демократия никогда не длится долго, она быстро опустошает, изнуряет и уничтожает себя. Не было еще ни одной демократии, которая не совершила бы самоубийство,» — утверждал Джон Адамс, второй президент США.

Ему вторил Томас Джефферсон, третий американский президент и автор Декларации независимости США: «Демократия это ничто иное, как власть толпы, когда 51 процент людей может отобрать права у остальных 49 процентов».

С Джефферсоном соглашался Джеймс Мэдисон, четвёртый президент и один из ключевых авторов Конституции США.: «Демократия это самая отвратительная форма правления».

Но и они даже представить себе не могли, во что выродится американская демократия менее, чем через двести лет.

Либерально демократическая система всеобщих, равных и тайных выборов есть только политический инструмент реализации абсолютной, тайной и анонимной власти олигархии, ибо смысл её заключается только в том, чтобы исключить конкуренцию среднего класса, культурной и духовной национальной элиты.

Манипулирование населением посредством СМИ и изощрённых политических технологий гарантировано обеспечивают олигархии большинство голосов только при всеобщем и равном избирательном праве. Ибо голоса среднего класса, экспертов и интеллектуалов попросту растворяются среди голосов невежественной, но самоуверенной толпы.

Две экономики. Экономика прибыли и экономика национального хозяйства.[11]

Экономика прибыли есть идеологический и экономический механизм осуществления  абсолютной и анонимной власти высшей финансовой олигархии посредством установления и в экономике, и в идеологии, и в государственном строительстве тотальной власти денег. Сущность этой власти основана на том простом и очевидном факте, что натуральный ряд чисел бесконечен. Демократическая система всеобщих, равных и тайных выборов есть только один из элементов этой по своему совершенной и воистину сатанической конструкции. — И по сути, и по происхождению.

Сущность и предназначение экономики национального хозяйства точнее всего сформулирована в Библии в Книге Бытия: «И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Эдемском, чтобы возделывать его и хранить его».

На этом была основана всякая традиционная экономика во всех традиционных развитых цивилизациях,  существовавших в течение тысячелетий, где экономическая власть всегда и безусловно была подчинена политической власти.

Империя.

Как-то уже само слово «Империя» в последнее время стало выглядеть страшным, угрожающим, едва не ругательным. Особенно среди малых народов. (Тем более, если речь идёт о Российской империи.) Это как-будто нечто такое, чему следует всеми силами сопротивляться.

А между тем только в империи могут жить и развиваться малые народы.

Ибо что такое «Империя»? Это только три принципа:

—  единое право и правосудие[12],

—  единые коммуникации,

—  единая оборона.

Всё. Империя тем и отличается от мононационального государства, что не предполагает принципа единства веры, а соответственно, требования единой культуры. Она позволяет самому малому народу стать и быть нацией, сохранять свою веру, развивать собственную культуру, используя к своей выгоде все преимущества великого государства[13].

______________________________________

[11] Подробнее см. главу «Две экономики. Экономика прибыли и экономика национального хозяйства.».

[12] Нет правосудия, — нет империи.

[13] Очевидно, что «Мировое сообщество» есть ни что иное, как «Всемирная империя лавочников». При этом, скажем Германия, — мононациональное государство и не выносит внутри себя развития любой иной, не германской культуры.

_______________________________________

Лао Дзы и власть.

Лао Дзы учил, что хороший руководитель должен хорошо делать две вещи:

— следить, чтобы в империи торжествовала добродетельная атмосфера благочестия,

—  предугадывать и заблаговременно выявлять предстоящие в будущем угрозы его личным планам и империи в целом, — и предпринимать всё необходимое, для предотвращения или отражения этих угроз ещё до того, когда они могли бы воплотиться в реальность.

Потому, — говорил Лао Дзы, — к истинным, прирождённым правителям всегда многие преисполнены зависти, ибо со стороны кажется, что те вообще ничего не делают, — им просто везёт.

Американцы уверены: двадцать процентов сотрудников делают восемьдесят процентов всей работы, восемьдесят процентов — делают двадцать процентов работы. В любом государстве десять процентов работоспособного население добровольно не станет работать  ни при каких обстоятельствах. Таким образом важнейшая задача руководителя собрать вокруг себя как можно больше тех, кто входит в двадцать процентов, делающих восемьдесят процентов работы. Ибо современная конкуренция — есть конкуренция команд, конкуренция элит.

Но «команда эффективных менеджеров» и элита государства — не одно и то же. Мишель Монтень писал в своих знаменитых «Опытах»: «Когда меня просят взять какое-либо дело в свои руки, я беру его именно в руки, а не в сердце или в печень». И это лучший совет, который можно дать «эффективному менеджеру».

Согласно учебникам, менеджер должен эффективно исполнять четыре функции управления:  планирование,  организация,  мотивация,  контроль.

Во всем прочем он может быть всем, кем угодно.

Элита руководствуется прежде всего долгом и честью. Элиту не нанимают по контракту. Из элиты нельзя уволиться. Элита — прежде всего долг. Перед Богом, перед нацией, перед государством. Менеджер работает, элита служит. Служит пожизненно.

 Тем же отличается император от главного менеджера.

Монарх — в первую очередь арбитр. Он устанавливает правила для элиты[14], в соответствии с которыми в последствии судит её. В соответствии с ними он разрешает споры и естественные противоречия интересов между различными кланами и группами влияния в элите, которые естественным образом всегда пребывают в конкурентной борьбе.  Он возвышает и он низвергает. Он даёт, и он лишает. Элита — важнейший инструмент осуществления власти монарха, но его опора — народ.  Именно в этом смысле надо понимать известное изречение: «Каждый народ достоин своего правителя». Ибо именно народ — единственный источник власти монарха, дарующий ему легитимность и власть над элитой. Опираясь на народ монарх властвует над элитой. Посредством элиты монарх осуществляет правление над народом. Важнейшая функция монарха — ограничение алчной власти элиты над народом, защита прав и интересов народа, ибо народ совершенно беззащитен перед элитой, будучи естественным и главным ресурсом элиты в её внутренней непрестанной конкурентной борьбе.

_________________________________

[14] Так Тит Ливий описывает один из эпизодов основания Ромулом Рима: «Воздав должное богам, Ромул созвал толпу на собрание и дал ей законы, — ничем, кроме законов он не мог сполоить её в единый народ. Понимая, что для неотёсанного люда законы его будут святы лишь тогда, когда сам он внешними знаками власти внушит почтение к себе, Ромул стал и во всём прочем держаться более важно и, главное, завёл себе двенадцать ликторов, (которые совмещали функции телохранителей, палачей, полицейских, прислужников, сопровождавших высших должностных лиц).

________________________________

Элита объединяется вокруг монарха в сложные времена завоеваний или обороны. Но в тучные времена единоличная власть, единственная будучи способной ограничивать «полубожественное» существование элиты и почти беспредельную власть элиты над подданными и государством, более того, — имеющая возможность в любую минуту отнять у элиты не только собственность, права или привилегии, но и саму жизнь, — становится для олигархии совершенно невыносима и ненавистна.

Тогда повсеместно обнаруживается  ненасытная жажда демократии и республиканского способа устройства государства.

Монарх объявляется тираном, монархия — тиранией. Монарха убивают или казнят, — наступает тёмная эпоха безграничной, безответственной и циничной власти олигархов. Народ остаётся с олигархией один на один,- совершенно беззащитным перед её алчностью, ненасытностью и безответственной наглостью.

Ибо олигархия космополитична по самой сути своей. В первую очередь, — финансовая олигархия.

Неограниченная власть олигархии продолжается до тех пор, пока один из олигархов вновь не захватит себе всё полноту власти. Ибо олигархия постоянно находится в непримиримой конкурентной борьбе, — просто потому, что олигархических кланов всегда больше, чем один.

И в этом — особенная уязвимость олигархии для внешнего воздействия. Ибо хрупкое равновесие конкуренции легко может быть нарушено тем из них, кто первый примет иностранную помощь.

Так уровень и состояние элиты всецело определяют уровень и состояние государства. Не наоборот.

Разложение элиты делает неизбежным разложение народа. Возрождение народа, нации, государства невозможно без возрождения элиты. Возрождение элиты — важнейшая функция власти в России.

Не столь важно существование эффективных социальных лифтов, ведущих вверх, сколько  собственно чистота, преданность и качество высших классов, элиты. Социальные лифты —  иллюзия «общества равных возможностей».

Не велика беда, если жизнь лавочника проживёт рожденный воином или священнослужителем. Это всего только улучшит качество третьего сословия в целом.  Но худо, если  высокопоставленным воином или священнослужителем в государстве станет рождённый лавочником.

Элита.

Всеобщее образование затрудняет формирование в обществе легитимного образа элиты и в особенности оправдание её привилегий…  Ибо каждый умник, окончивший курс средней школы, а тем более, университет, мнит о себе, что он безусловно умнее, честнее и достойнее любого министра, олигарха, любого из боевых генералов, (не говоря уже о генералах штаба,  а тем более тыла), — но ни один такой умник не готов сам умереть за родину, или чем-то пожертвовать ради блага страны. Честь, самоотверженность, жертвенность и долг  — вот что должно отличать и отличало элиту во все времена. Только этим могут быть оправданы её привилегии.

Человек — разумен и смертен. И потому нуждается в утешении. Но мало этого, всё живое иерархично, а сам человек состоит в множестве иерархий, потому его разум нуждается в оправдании неравенства. Это важнейшая составляющая общественной и государственной стабильности. И здесь — ложь особенно опасна.

В то же время всеобщее среднее образование делает каждого, окончившего курс средней школы, идеальным объектом для манипулирования его сознанием. Ибо, ничего не зная по-существу, он уверен, что знает всё лучше, чем кто-либо другой. Что он сам без чьей-либо помощи прекрасно может отличить добро от зла, правду от лжи, полезное от вредного. Для него нет авторитетов. Ибо «теория прогресса» гласит, что древние заблуждались как дети. Что деды глупее родителей, родители — детей. Что всё новое лучше, умнее, истиннее прежнего, особенно — новые модели товаров, всё более утончённые наслаждения и т.п.

Закон великого равновесия гласит: «Добровольное служение целому на нижних уровнях земной иерархии уже само по себе открывает возможности получить более высокое положение в духовной иерархии. И напротив, более высокое положение в земной иерархии требует всё более и более полного самоотречения и служения целому и низшим уровням земной иерархии, для того чтобы только сохранить своё положение в духовной иерархии.» Такова истинная цена привилегий элиты.

Галерея | Запись опубликована в рубрике Государство. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Немного теории.»

  1. serj:

    Плоховато с коментами.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s