Россия

(Глава из статьи «Две парадигмы». Предполагается, что читатель знаком с другими главами статьи: «Немного теории»,  «Немного истории» и » Две экономики».)

1. Неожиданный протест.

Они уверены, что хотят демократии. Нет. Они хотят осмысленности бытия. Они хотят быть частью  сильного, мудрого, благородного, единого национального организма. (Или, хотя бы, — молодого и здорового.) Они хотят знать, для чего живут, и за что должны умереть.

Ибо наступило время совершенного, почти атомарного, одиночества, — время торжества алчности, зависти, дикости и злобы. Время заброшенности, время разобщения и неприкаянности, время потерянности и бессмысленности. Которое отчего-то назвали временем сладкой, долгожданной свободы.

Неожиданно люди вышли на Болотную площадь и на проспект Сахарова. Неожиданно прежде всего  для власти.

Что же это за протест? Против чего?

Рубль относительно стабилен. Согласно данным Росстата, рост реальных доходов населения за 10 месяцев 2011 г. составил 7,5%. Рост ВВП — 4,5%. Рекордно низкая инфляция — 5,7%. Социальные обязательства государства исполняются. И это в разгар мирового экономического кризиса!

Разве это не заслуга власти?

Почему эти люди голосуют против неё? Почему они вышли на Болотную площадь, на проспект Сахарова? Выборы фальсифицированы? Возможно. Но многие из тех, кто протестует, шли голосовать против партии власти ещё до выборов и, соответственно, до какой-либо фальсификации.

Три цитаты:

 Михаил Соломатин:

«Надо выбрать, в чем главное богатство России: в ее просторах и недрах или в ее народе. В последнее время наше общество инстинктивно потянулось к гражданской модели. Я уверен, что именно отсутствие четкого и ясного ответа государства на этот запрос и становится первопричиной того брожения и глухого недовольства, которые выплеснулись в эти дни[1]

«В.Путин также сообщил, что еще одной причиной оттока капитала является то, что российские крупные компании ищут возможность размещаться там, где они будут чувствовать себя в безопасности.»

Дмитрий Соколов — Митрич:

«Россия – это не коммерческая корпорация, в которой ее граждане лишь наемная рабочая сила для реализации амбиций элиты. Россия – это место для жизни и развития гражданской нации, у которой есть историческая воля, и она уже научилась ее демонстрировать.»

Большинство протестующих — это молодые образованные люди со средним доходом[2]. Против чего они протестуют? Почему?

Это не безработные, не крестьяне, не жители огромного числа небольших российских городков с зарплатой в 8 — 12 тысяч в месяц, не те, несчастные, на глазах которых отключали аппараты искусственного дыхания их отцам или детям, когда заканчивались последние деньги, — это обеспеченные граждане, обеспеченные, даже по отношению к уровню развитых стран.

_____________________________________

[1]Михаил Соломатин: «Концепция государства граждан наиболее ярко воплотилась в древнегреческих полисах. Для грека страна была не территорией, а гражданским коллективом, суммой прав и обязанностей, которая могла быть транспонирована в любую точку Ойкумены – от нынешней Франции до нынешнего Афганистана, но с обязательным сохранением «святая святых» греческого мироустройства – полиса. Теоретически греки допускали даже существование полиса в чистом виде – как коллектива граждан без территории. Но без полиса нет грека.

Полис неизменно исходил из принципа «самим мало», всегда защищая интересы граждан и полностью игнорируя интересы всех остальных. Александр Македонский пытался внедрить другую, территориальную модель и даже заставлял греко-македонских воинов жениться на персиянках, но солдаты, если верить Арриану, были недовольны такой насильственной варваризацией, а вскоре после смерти Александра вернулись к старой системе, и гражданский коллектив новых полисов на эллинистическом Востоке был сформирован уже исключительно из греков и македонян.

Концепция государства как коллектива полноправных граждан в конечном итоге создала и современный Запад, Россия же так и не смогла отказаться от территориального подхода, что создало ей массу проблем, среди которых – отсутствие гражданского общества, хроническое недоверие к государственным институтам, низкий уровень частной инициативы, недоговороспособность и несамостоятельность населения и, наконец, его неспособность к существованию ни в каком государстве, кроме государства социального».

[2]Около 64% пришедших на митинг — мужчины, в большинстве случаев — моложе 45 лет (62%), образованные (70%), специалисты в коммерческом секторе (44%), со средним материальным положением (56%). Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Большинство участников митинга ходили на выборы в Госдуму (81%). В основном, они отдали свои голоса «Яблоку» (27%), КПРФ (17%) и «Справедливой России» (16%). При этом в президентском кресле они предпочли бы видеть Михаила Прохорова и Георгия Явлинского (по 17%). Более 20% затруднились с выбором кандидата.

Среди причин прихода на митинг большинство его участников называли несогласие с итогами выборов в Госдуму (32%) и протест против властей (15%). Мотивом было и желание проявить активную гражданскую позицию (12%), стремление выступить против лжи и беспредела (9%), желание лучшей жизни (5%). И лишь немногие пришли из-за любопытства или за компанию с друзьями (по 5%).

Участников опроса также попросили выбрать лозунги, которые вызывают у них наибольшее одобрение. На первом месте оказался призыв «За свободные, честные и справедливые выборы» (37%). Лозунг «Долой Путина» поддержали 25% опрошенных, «отменить результаты выборов» — 19%. Далее следуют такие призывы, как «Долой Чурова» (9%), «Долой жуликов и воров» (7%), «Путин — вор» и т. д.

___________________________________

Разумеется, спецслужбы демократических стран сделали всё возможное, чтобы протесты не только реализовались, но и были многократно усилены:

«…Как видно из учения о гегемонии, любое государство, в том числе прогрессивное, может не справиться с задачей сохранения своей культурной гегемонии, если исторический блок его противников обладает новыми, более эффективными средствами агрессии против культурного ядра общества.

 Это драматическим образом показали свержения режимов даже больших арабских стран – при практически полном отсутствии рациональных требований социального (экономического или политического) порядка.

 В принципе, теперь для свержения власти требуется лишь создание обширной зоны недовольства[3]. Сергей Кара — Мурза.

___________________________________

[3] Сергей Кара — Мурза:  Россыпь мелких групп людей, выражающих недовольство по множеству каких-то частных вопросов, не становится политической силой, она не выражает «мнения народного». Но культурологи и социологи нашли способы «канализировать» недовольство, особенно плохо осознанное, на другой предмет.

Одним из самых удобных предметов, предоставляющих возможность слепить «сгусток невыносимого зла», являются выборы, особый ритуал современного общества. Таким злом, которое никого не оставляет равнодушным, оказывается фальсификация подсчета голосов. Она может быть реальной или вымышленной – если в нее поверила значительная часть населения, оно сплачивается для борьбы. Это явление изучено досконально и положено в основу важных политических технологий.»

Интернет и структурирование его аудитории позволили соединять группы, которые культивируют самые разные, даже совершенно противоположные поводы недовольства, канализируя эти недовольства назло фальсификации выборов. Это захватывает почти всех, даже тех, кто не ходил на выборы и не знает, чем различаются программы разных партий. Украли голоса! Это невыносимое оскорбление любому честному человеку. С помощью Интернета и координирующих структур удается собрать на митинги и демонстрации разные и даже враждебные друг другу «протестные группы» так, чтобы они не смешивались и не дрались между собой, а все направляли свою протестную энергию против одного конкретного врага (например, на «власть, которая фальсифицировала выборы»). Если удается заполучить и международный запрет на какие-либо репрессии против «народа» со стороны власти, устоять ей оказывается очень трудно, даже если число протестующих поначалу очень мало (0,1–0,5% населения столицы).

В ситуации возникшего конфликта к «мобилизованному» недовольству «всех» добавляются новые источники еще более острого недовольства властью: часть населения проклинает власть (лишает ее легитимности) за то, что она, боясь международных наблюдателей, не разрешает полиции пресечь грабежи и воровство шаек «народа» в бедных районах. В это время другая часть населения проклинает власть за то, что полиция лупит дубинками подростков, которые жгут автомобили в богатых районах. А у владельцев автомобилей всегда есть веские основания для недовольства. Так страна погружается в тяжелый кризис, и никакая власть долгое время не может обрести достаточной легитимности. Уже через год такого состояния экономика лежит в руинах, и сюда устремляются мародеры из «развитых стран».

____________________________________

Протесты показали: Россия тоже оказалась уязвима.

Власть имела колоссальную поддержку до тех пор, пока народ надеялся на перемены. На восстановление России. Но оказалось, что перемены окончены, а восстановление завершено. — Власть вполне довольна собой. И своим положением.

А страна ждала, когда восстановление дойдёт до неё.  Ждала, когда частный собственник, получивший в результате приватизации советскую промышленность, модернизируют её, когда наступит эпоха всеобщего процветания.

Собственность поделили, переделили, стабилизировали, и всё: прочим было предложено поиграть в бадминтон. Процветание наступило. Но не для всех.

Вопреки  успехам в экономике и в спорте, пошлость, безыдейность, безнравственность телевидения, необъяснимые реформы образования, падающие спутники, повсеместная коррупция, рэкет, пляски джигитов у вечного огня, — всё время усиливали чувство безысходности, покинутости и необратимости разложения.

Когда поняли, что продолжения не будет, пошли голосовать против партии власти.

Не из-за денег. Не из-за собственности.

Страх бессмысленности бытия —  самый сильный, глубинный и сокровенный страх[4].

Именно его канализируют западные политтехнологи в энергию цветных революций.

Ибо смысл человеческому существованию придаёт только совершенная уверенность в конечном торжестве добра. В торжестве истины и справедливости.

____________________________________

[4] «При исследовании страхов принято классифицировать их по группам. Первая группа — нормальные или инстинктивные страхи, которые связаны с непосредственной опасностью для существования.

Вторая группа – страхи, связанные с социальным окружением.

И третья, самая непонятная группа – экзистенциальные страхи, которые связаны с внутренним, индивидуальным миром человека, с его способностью жить не только настоящим моментом, а перепроживать прошлое и прогнозировать будущее.

Именно экзистенциальные страхи — наиболее сложная и глубинная группа страхов: страх смерти, свободы, изоляции и бессмысленности.

Страх бессмысленности жизни особо опасен. При усугублении другими жизненными трудностями он приводит к глубокой депрессии и суициду. Человек разумен и смертен. Потому он нуждается в утешении. Трудно смириться с мгновенностью нашей жизни, трудно понять и принять, и что жизнь и смерть, и радости и скорби имеют свой высший неповторимый смысл.  Трудно радоваться тому, что имеешь.»

__________________________________

В основе любого стабильного  государства лежат вера и надежды его народов. Имея надежду, народ может многое вынести, очень многим пожертвовать. И напротив, никакое экономическое благополучие не делает государство стабильным, — напротив, чем человек богаче, тем ещё большего жаждет, мучительнее завидует. Ибо натуральный ряд чисел бесконечен.

Может ли власть объяснить народу, нашим жёнам, нашим матерям, нашим дочерям, по какой причине сегодня в случае войны каждый из нас, как и прежде, должен вновь идти умирать за Родину?

За яхты, за «Челси» Абрамовичей? За гламур? За привилегии новой российской элиты?

Ибо «Жить стоит ради того, за что можно умереть.» — утверждал Иван Ильин.

Идея, что Россию надо любить просто так — не годится[5].

Речь не о собственности. Ибо за деньги невозможно умирать.

Речь об осмысленности социального бытия.

Речь о долге. О чести, о правде, о справедливости.

Но когда министр образования Российской Федерации заявляет, что «Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя,..» — это воспринимается обществом не иначе, как предательство элит, как намерение уничтожить или подменить самое сущностное в русском народе, самое русское сокровенное — его душу, его предназначение на земле[6].

В 1917 году российский народ предпочел диктатуру большевиков буржуазному Временному правительству.

Ибо большевики давали надежду. Хотя бы  и лживую, но надежду. Надежду на воплощение русской идеи, — идеи построения государства Правды и Справедливости.

Утопия? —  Это единственный путь к гражданскому и национальному согласию, к возрождению и процветанию России.

___________________________________

 [5] П. Астахов: «За последние три года из-за отсутствия систематической работы по оказанию помощи и профилактике детских суицидов мы потеряли более 5 тыс. невинных детей». По его словам, Россия занимает одно из первых мест в Европе по детским суицидам, по подростковым суицидам в возрасте 15-19 лет наша страна вышла на первое место в мире.

[6] И неудивительно, ибо министр образования России уверен, «что высшая математика убивает креативность и не нужна в школе. По собственному его признанию, он не изучал в школе высшую математику, и при этом «не дурее других».

2. Россия, которую мы потеряли

Уже со времён правления Екатерины II Россия начинает испытывать всестороннюю и неослабевающую экспансию со стороны западных либеральных ценностей. Говорят, что когда один из фаворитов Екатерины II предложил подавить французскую революцию силой оружия, она отвечала, — это та война, которая не может быть выиграна с помощью пушек.

Россия конечно сопротивлялась. Достаточно вспомнить Фёдора Михайловича Достоевского:

«Наши западники – это такой народ, что сегодня трубят во все трубы с чрезвычайным злорадством и торжеством о том, что у нас нет ни науки, ни здравого смысла, ни терпения, ни уменья; что нам дано только ползти за Европой, ей подражать во всём рабски, и, в видах европейской опеки, преступно даже и думать о собственной нашей самостоятельности; а завтра, заикнитесь лишь только о вашем сомнении в безусловно целительной силе бывшего у нас два века назад переворота, — и тотчас же закричат они дружным хором, что все ваши мечты о народной самостоятельности – один только квас, квас и квас, и что мы два века назад из толпы варваров стали европейцами, просвещеннейшими и счастливейшими, и по горб нашей жизни должны вспоминать о сем с благодарностью».  «Мечты и грёзы».

«Мне скажут, пожалуй,  что эти господа вовсе не учат злодейству; что если, например, хотя бы Штраус и ненавидит Христа и поставил осмеяние и оплевание христианства целью всей своей жизни, то всё-таки он обожает человечество в его целом, и учение его возвышено и благородно как нельзя более. Очень может быть, что это всё так и есть, и что цели всех современных предводителей европейской прогрессивной мысли человеколюбивы и величественны. Но зато мне вот что кажется несомненным: дай всем этим современным высшим учителям полную возможность разрушить старое общество и построить заново – то выйдет такой мрак, такой хаос, нечто до того грубое, слепое и бесчеловечное, что всё здание рухнет под проклятиями человечества, прежде чем будет завершено.  Раз отвергнув Христа, ум человеческий может дойти до удивительных результатов. Это аксиома. Европа, по крайней мере в высших представителях своей мысли отвергает Христа, мы же, как известно, обязаны подражать Европе.» «Одна из современных фальшей».

Или Константина Леонтьева:

«Либеральный демократизм …давно уже трудится над разрушением великих культурных миров Запада.»

«Индивидуализм губит индивидуальность людей, областей и наций. …Франция погубила себя окончательно этим принципом; подождем хоть немножко еще, что станется с Германией!»

«Практику политического гражданского смешения Европа пережила, скоро, может быть увидим, как она перенесет попытки экономического, умственного (воспитательного) и полового, окончательного упростительного смешения!… Она стремится посредством этого смешения к идеалу однообразной простоты и, не дойдя до него еще далеко, должна будет пасть и уступить место другим!»

На эту тему он написал даже отдельную работу: «Средний европеец, как идеал и орудие всемирного разрушения».

«Идея всечеловеческого блага, религия всеобщей пользы, — самая холодная, прозаическая и вдобавок самая невероятная, неосновательная из всех религий.

…Во всех положительных религиях, кроме огромной поэзии их, кроме необычайно организующей мощи, есть еще нечто реальное, осязательное.  В идее всеобщего блага реального нет ничего.»

«Самих себя, Россию, власти, наши гражданские порядки, наши нравы мы (со времен Гоголя) неумолкаемо и омерзительно браним. Мы разучились хвалить; мы превзошли всех в желчном и болезненном самоуничижении, не имеющим ничего, заметим, общего с христианским смирением.»[1]

«Византизм дал нам всю силу нашу в борьбе с Польшей, со шведами, с Францией и с Турцией. Под его знаменем, если мы будем ему верны, мы, конечно, будем в силах выдержать натиск и целой интернациональной  Европы, если бы она, разрушивши у себя все благородное, осмелилась когда–нибудь и нам предписать гниль и смрад своих новых законов о мелком земном всеблаженстве, о земной радикальной всепошлости. …Изменяя, даже в тайных помыслах наших этому византизму, мы погубим Россию. Ибо тайные помыслы, рано или поздно, могут найти себе случай для практического выражения.»(1875г!)

Свт. Иоанна Кронштадского:

«Началом явившегося в мире христианском рационализма послужила добытая огнём и мечём в XVII столетии протестантская свобода извращать смысл Писания по личному усмотрению каждого».

«Мало того, новое направление (протестантизм) не чуждо и иудейского мессианства, т.к. по его догматике мессианская или Божественная власть принадлежит всему обществу верующих, а не лицам, приемственно поставляемых Самим Богом  для служения слову истины. Поэтому уже не Бог, а общество уполномачивает, кого оно хочет сделать выразителями мессианских духовных даров, по праву принадлежащих всему обществу верующих. Эта нелепая доктрина из духовной сферы перешла в гражданскую и политическую и выразилась в том, что установление власти, вопреки ясному учению Св. апостолов, происходит не от Бога, а от общества, по взаимному договору уполномочения от общества. Это возвеличивание общества на степень Божественной власти и есть политическое богоотступление целых обществ. Явился новый прожорливый и глупый идол – целый народ, уполномачивающий представителей принять принадлежащую ему, этому идолу, власть. Избранники этого идола, как законодатели, предоставляют, в свою очередь, исполнительную власть своим избранникам, меняя их поминутно и оставляя не при чём верховного властителя, поставленного Богом Небесным творить дело Божие. Всё это составляет так называемые «великие начала, добытые реформацией и революцией», которые, в сущности, представляют не что иное, как богоотступление народов, подражание древним Хамитам (потомству Хама).

К чему всё это в конце концов должно повести? К тому же, к чему повело политическое мессианство евреев, — к отвержению Бога, а вследствие сего и к оставлению Богом обществ человеческих на произвол их собственного легкомыслия и страстей.»

«Ибо техника последних времён достигнет, по свидетельству ещё древних отцов, величайшего развития. … Этот технико-научный Вавилон превзойдёт дерзостью замыслов древних жрецов Вавилона и Египта и ускорит приближение всемирного огненного потопа. Ибо наряду с техникой получит, по свидетельству Писания, ужасающее развитие упадок нравов, поклонение лжи и отвращение к истине. Тогда-то подобное состояние нравов воздаст само себе отмщение в лице сына погибели, всемирного обольстителя человечества».

«Мнимообразованные люди, пройдя курс наук по естествознанию, полагают, что они достигли высшего понимания и с высоты такового могут усмотреть глубину словес Писания о Спасителе нашем и господе Иисусе Христе как Творце и Зиждителе мира.»

Ф.М. Достоевский писал о Белинском: «Белинский есть самое смрадное, тупое и позорное явление русской жизни». Или князь Вяземский: «Приверженец и поклонник Белинского в глазах моих человек отпетый, и просто сказать — дурак».

И борется до сих пор: «Слово «либерал»… у нас означает бессовестного хорька, который надеется, что ему дадут немного денег, если он будет делать круглые глаза и повторять, что двадцать лопающихся от жира паразитов должны и дальше держать всю Россию за яйца из-за того только, что в начале так называемой приватизации они торговали цветами в нужном месте…  А трагедия русского либерализма заключается в том, что денег хорьку все равно не дадут.» Виктор Пелевин.

Идеям «либерального демократизма[2]», как показала история, невозможно противостоять, они слишком соблазнительны для большинства.  Ими можно только переболеть. Как инфлюэнцей или корью. Кто выживет, тот получит пожизненный иммунитет.

Ибо, как писал Эразм Роттердамский: «Никогда ещё дела человечества не были так хороши, чтобы большинству не нравилось всё самоле худшее!» Или Фёдор Михайлович  Достоевский: «Провозгласите право на бесчестье, и все побегут за вами».

К окончанию ХIX века российская элита в подавляющем большинстве оказалась поголовно заражённой «европейскими идеями». Государь был предан элитой и казнён комиссарами.

Тем не менее, российский народ в целом не принял «европейские ценности» и предпочёл власть комиссаров власти денег, власти «прогрессивных и просвещённых» буржуа.

Принеся невиданные жертвы, Россия, наконец, освободилась от большевизма.

Всего за пять лет красного террора Россия дала больше мучеников за Христа, включая царя и его семью,  чем всё христианство за две тысячи лет. «Злобу убо лютых отступников и наглое иудейское неистовство претерпеша, …» из канона всем святым, в земле Российской просиявшим.

Но «либеральная демократия» опять — тут как тут. Ибо жаждет начатое когда-то довести до конца. Неужели мы всё ещё не переболели этой заразой[3] и до сих пор не выработали иммунитет от неё?! Ибо и большевизм и либеральная демократия — есть одно и то же по существу и по источникам происхождения: «Не хотите либеральную демократию?! — Получите большевизм!»

В результате революции, гражданской войны и красного террора Россия потеряла по разным оценкам от 10 до 30 миллионов человек. (Официальные оценки коммунистов: 5,7 миллионов человек.)

Комиссары подавили 1432 восстания. Миллионы человек были замучены чекистами во время красного террора. Через два дня после революции из тюрем были выпущены все уголовники, которые сделались оплотом и опорой новой большевистской власти.

Особенно лютой ненавистью они ненавидели православие.  Ибо сущность и либеральной демократии и коммунизма одна: неверие в существование Истины, неверие в объективную реальность добра и любви, ненависть к Христу и уверенность в своей полной и окончательной безнаказанности.

Что такое была русская революция, как не собрание всей грязи, мерзости, предательства, всей человеческой нечисти в одном месте и в одно время?!

Вся подлость, вся низость, коварство, предательство, клевета, ложь, распутство, грабеж, всевозможное разложение и растление, самое бессмысленное и кровавое насилие, насилие ради насилия, ради крови, ради утоления вековечной, фанатической злобы, ради самоутверждения и утверждения всяческой неправды на земле, ради торжества гнусной иудейской гордыни, лютой ненависти ко Христу, к русскому православию, разложение, измена и предательство российской аристократии — вот что такое русская революция.

____________________________

[1] «В конце концов, наша позиция по ряду исторических личностей и событий нами же транслирована на Запад, и нам же возвращается. Когда нас обвиняют в том, что Россия, Российская Империя или Советский Союз – это кровожадная страна, готовая растерзать весь мир, – это плоды того, что мы сами говорим Западу. Я приведу пример. Иван Грозный казнил за время своего царствования 4,5 тыс. человек. Царствовавшая в то же время в Великобритании королева Елизавета казнила 89 тыс. человек. И в то же самое время французский король Карл IX уничтожил 30 тыс. человек в одну только Варфоломеевскую ночь. Но ни от англичан, ни от французов никогда не услышишь упреков в адрес королевы Елизаветы или Карла IX.». Александр Чачия,

[2] Вот не помню кто из русских святых на вопрос о демократии отвечал: «Демократия? Это в аду у бесов демократия. На небе один Царь».

[3] Разве большевизм не есть одна из форм демократического либерализма, доведённого до логического конца? Об этом подробно писал Ф.М. Достоевский в романе «Бесы».

3.  Россия 2012: прибыль — добро, убыток — зло;

но превыше всего — спорт.

Так что же сегодня вызывает протест?

Достижения очевидны: «Фактом остается то, что в 1999г. наше государство находилось в состоянии глубочайшего системного кризиса. Тем не менее, «опираясь на поддержку абсолютного большинства граждан,» — утверждает Владимир Путин, — власти «удалось вывести Россию из тупика гражданской войны, переломить хребет терроризму, восстановить территориальную целостность страны и конституционный порядок, возродить экономику и обеспечивать на протяжении 10 лет один из самых высоких в мире темпов экономического роста и повышения реальных доходов наших людей.»

Но помимо достижений в современной России становятся всё более очевидны пустоты и элементы эрозии системного, основополагающего характера в самом устройстве российского государства. Нация и государство не имеют совершенно никакой идеологии. Государственное устройство в России сегодня странным образом сочетает в себе ничем не ограниченный либерализм с гипертрофированными проявлениями его худших пороков  с клановой системой организации и власти, и экономики, построенных на отношениях вассальной зависимости, составляющей сущность средневекового западноевропейского феодализма.

Итак:

1. Власть старательно избегает разговоров о «русской идее», о смысле существования, об идеологии новой России.

Фактически власть исповедует единственный идеологический принцип: «Прибыль — добро, убыток — зло. Но спорт превыше всего»[1].

Другая попытка сформулировать идеологию нашей страны также недостаточно удачна: «Россию надо любить просто потому, что она Россия.» — Но Родина отдельно, а газ и нефть отдельно. Одни в окопы, другие в Куршевель. — Не очень убедительно.

В России нет национальной, государственной идеологии. А между тем, идеология — есть начало и основа существования всякого государства, всякой нации.

2. Отсутствие идеологии порождает отсутствие правосудия. Если «прибыль — добро, убыток — зло», то как можно бороться с коррупцией, с воровством, с предательством, с проституцией, с тотальным рэкетом и торговлей наркотиками, организованной спецслужбами и правоохранительными органами? Что можно спрашивать с судей?

3. В отсутствие правосудия Россия приобрела существенные черты государства феодального средневековья:

Никто не может быть спокоен за свой бизнес, если не вступит в «банду» или клан, предпочтительно, в питерский. Но и тот не может быть спокоен вполне, а должен пребывать в постоянной готовности оставить страну, своевременно выведя за границу по-возможности большую часть своего состояния.

В отсутствии правосудия бизнес не в состоянии генерировать прибавочную стоимость в России, он занят по-преимуществу извлечением прибыли и выводом её за границу [2].

Возникает огромная, действительно средневековая, разница в доходах населения.

_______________________________

[1] Очевидно стремление заменить национальную идеологию зрелищем. «Хлеба и зрелищ!» Игроки и тренеры покупаются за огромные деньги подобно арабским скакунам, предполагая, что народ России сделается горд за свою Родину, просто так, «без особенных идей». При полном отсутствии всякого смысла социального существования, всякой идеи, при отсутствии правосудия или какой-либо справедливости. Абсурд. (Не иначе, всё это «за достойное лавэ» придумали какие-нибудь продвинутые украинские пиарщики.)

[2]Paul Roderick Gregory («Forbes«):

Два российских олигарха сражаются в лондонском гражданском суде за трофеи российской приватизации. Один дружит с Кремлем и вхож в нужные круги, другой изгнан за его пределы. Их дело демонстрирует, что Кремль решает, позволить ли им сохранить свои трофеи или нет. Их свидетельские показания раскрывают, почему у столь незащищенных олигархов мало стимулов для занятия созданием стоимости. До тех пор, пока владельцы «ведущих российских компаний» будут обладать столь негарантированными правами собственности, Россия не сможет стать крупным игроком в мировой экономике — неважно, будет она членом ВТО или нет.

Американские клановые капиталисты, помимо разительной разницы в вопросах этикета, отличаются от Абрамовича и Березовского в одном важном отношении: у них есть гарантированные права собственности. Поэтому их целью является увеличение стоимости компании, что они делают, добиваясь преференций от правительства или защищая свой бизнес от разрушительных действий государства.

До тех пор, пока незащищенные деятели кланового капитализма в России делают выбор в пользу извлечения и увода прибыли, а не создания стоимости, Россия будет оставаться отсталой страной, зависимой от своих природных ресурсов в финансировании своей деятельности, а также ненасытных аппетитов своих олигархов и политиков.

__________________________________

4. В отсутствие национальной идеологии в России отсутствует национальная элита. Элитарность подменяется роскошью и гламуром. Вся эта роскошь самым бесстыдным образом демонстрируется тем, у кого только-что были украдены источники  этой роскоши, — столь-же бесстыдно и беззаконно. Ибо совсем ещё недавно эти источники  были общим национальным достоянием народов России.

Российский бизнес по причине недееспособности российского правосудия — «всегда готов»! Прибыль на чёрный день выводиться на запад, дети в большинстве своём, учатся там же.

Элита монополизировала экономическое и политическое пространство в стране. Элиты стремится к тотальному контролю, к тотальному подчинению, к тотальному присвоению всего вообще.

Мы видим тотальное рейдерство элит с участием правоохранительных структур. Тотальная коррупция приобретает формы средневекого тотального обложения данью. Отсюда тотальный монополизм — от энергоносителей  и цемента до продовольственных рынков и торговли овощами. Ибо, можно предположить, обеспечение монопольного положения на том или ином рынке своей «компании-клиенту» — одна из важнейших статей дохода высокопоставленных чиновников и силовиков.

В результате мы не можем свободно жить и трудится на своей земле, возделывать и украшать её, обустраивать своё жизненное пространство.

Позиция элиты — сначала всё присвоить себе, всё взять под контроль, а уже затем что-то распределить и подать народу из своих собственных рук в качестве социальных льгот и пособий.

В этом бессилие элит. Бессилие и неспособность вести страну.

Как пишет Дмитрий Орешкин: «Народ хочет жить по законам, власть — по понятиям.»

В результате даже элиты стесняются того, что получилось.

«За последние три года количество россиян, выступающих за быстрые и кардинальные реформы в стране, выросло с 30 до 39%. Такие данные были получены по итогам опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ)». Людей убеждают, что они жаждут демократии. Нет, они жаждут правды и справедливости.

5. Откаты. Дело не в том даже, что откаты берутся повсюду и в сумме составляют колоссальные суммы. Худшее в том, что они весь бизнес в России неминуемо выводят за правовое поле. Откаты невозможно платить из зарплаты, предварительно заплатив все налоги, ибо в этом случае стоимость отката будет выше не только прибыли, но и маржи любого контракта. Потому деньги на откаты предварительно необходимо «отмыть». После чего почти каждый участник бизнеса  волей-неволей становиться преступником.[3]

Складывается парадоксальная ситуация: силовые ведомства, которые по сути своей призваны защищать закон, более всех, а может быть — только они одни и заинтересованы в том, чтобы как возможно дольше и как можно большую часть бизнеса и населения удерживать вне правого поля, принуждая большинство активного населения России быть преступниками.

Особенно яркий и можно даже сказать ошарашивающий пример — закон о 0 промилей! Этот закон не только невозможен с физической и юридической точек зрения, не только унизителен для граждан страны, но и совершенно явно направлен на вымогательство с трезвых водителей тех денег, которые до принятия нормы о лишении прав на полтора — два года, более-менее справедливо вымогались с пьяных. Этот закон показателен в том смысле, что, строго говоря, делает преступником каждого в России, кто садится за руль, при этом совершенно не преследуя никаких иных каких-либо положительных целей[4].

________________________________

[3] Вследствие чего, силовые ведомства, чтобы попусту не тратить время, радикально упростили методику налоговых проверок, с порога предлагая выбор: $2 млн или тюрьма. Хотите, проверим — вы же платите откаты. Остаётся только торговаться, кто меньше возьмёт: налоговая, ФСБ или судьи.

[4] Пояснение президента в том духе, что мол «Я думаю вам лучше не пить вообще», чем контролировать себя и отвечать за себя, — делает закон ещё более позорным, ибо парламент принимает его только для того, чтобы удовлетворить единоличное и мягко говоря, странное желание президента. Ибо голосуют тоже по понятиям.

__________________________________

6. Отказ от собственных (суверенных) денег ставит Россию в положение колонии запада и в самом низу её финансовой иерархии. Делая ставку на контроль курса доллара, правительство не в состоянии управлять эмиссией рублей в зависимости от интересов российской экономики. Каждый рубль, выпущенный в обращение Банком России должен быть обеспечен определённым количеством долларов или, точнее, центов, точно так же, как прежде был обеспечен золотом.

Более того, даже те доллары, которые были выручены от продажи нефти, были возвращены обратно в США под предлогом создания резервного фонда на случай экономических потрясений. В отсутствие денег российские компании стали массово кредитоваться за границей под залог собственных акций. Когда потрясения произошли, кредиты российских компаний оказались не обеспечены залоговой стоимостью акций, ибо стоимость акций резко снизилась, и в немалой степени именно из-за наличия этих самых иностранных кредитов, обеспеченных обесценивающимися акциями. В результате деньги из резервного фонда были всё же выданы этим компаниям в обмен на их акции, либо они были перекридитованы российскими банками, которые в свою очередь также получили деньги из резервного фонда. Очевидно, что если бы эти кредиты российскими компаниями были получены в России, снижение курса их акций не имело бы под собой реальных оснований и было бы не таким значительным.

В результате такой политики правительство России искусственно поставило состояние собственной, вполне здоровой экономики в зависимость от западной, находящейся в тяжелейшем системном кризисе.

Кроме того:

—  российские банки не заработали тех процентов, которые заработали западные банки; а с учётом огромного резервного фонда, размещённого в США можно утверждать, что российские компании платили западным банкам проценты за то, чтобы получить доступ к своим собственным российским деньгам;

—  средний и малый бизнес вообще не имел возможности привлекать кредитные средства для инвестиций и развития, ибо стоимость денег превосходила всякую возможность окупить более-менее долгосрочные инвестиции, краткосрочные дорогие кредиты были рентабельны только для финансирования импорта;

—  государство не использовало реально существующие деньги для развития инфраструктуры, стратегических и наукоёмких отраслей экономики, соответственно, не были созданы многие высокооплачиваемые места, высококвалифицированные специалисты, обученные в России, уезжали на запад и работали в интересах западных государств;

—  в целом были в значительной степени упущены возможности для модернизации российской экономики, ибо кредитные средства предоставлялись в основном для импорта иностранных товаров в Россию, что существенно сокращало долю российского рынка для российских производителей; одновременно российские компании не имели ни долгосрочных и дешёвых денег, ни иностранных «рынков сбыта» — что делало их абсолютно не конкурентноспособными с западными компаниями даже в России;

—  и, наконец, за время существования «резервного фонда», зафиксированного в долларах США, курс доллара США упал в разы по отношению к золоту и нефти.

В результате, несмотря на все разговоры о модернизации, сырьевая зависимость России только усиливалась, наука и высокотехнологические отрасли промышленности стагнировали и разрушались. Ибо российские компании в таких условиях совершенно не конкурентноспособны, они не имеют ни доступа к долгосрочным и дешёвым кредитам, ни рынков сбыта. Даже в своей собственной стране.

В целом политика Кудрина,  блокируя какое-либо развитие всему прочему, целенаправленно стимулировала только один тип российской экономики: туда сырьё, оттуда мебель, шмотки, жвачку, и машины.

7. В отсутствие национальной и государственной идеологии ТВ[5] и СМИ становятся удобным инструментом разложения нации, прежде всего  детей и юношества.

Збигнев Бжезинский недавно заявил американским журналистам, что MTV — самое эффективное американское оружие и лучшее средство американской культурной экспансии в мире.

Российское ТВ в значительной степени усугубляет и во многом формирует всеобщее ощущение безысходности, упадка и разложения в стране. Н.В. Гоголь писал: «Искусство есть водворенье в душу стройности и порядка, а не смущенья и расстройства».

Активно культивируется, насаждается и пропагандируется «экономика наслаждений».[6]

Телевидение не воспитывает, не просвещает, не информирует, но только развлекает. Как в древнем Риме: «Рим приближается к катастрофе, ибо певцы уже не воспитывают, но только развлекают». (II век нашей эры)

Всегда считалось, что это реклама использует в своих интересах эротику, жажду наслаждений, эпатаж, «вольности» и гламур. Но сегодня, похоже,  на российском ТВ, уже напротив, реклама, музыкальные и развлекательные программы сделались только прикрытием для прямого и преднамеренного разложения молодёжи и детей. Чтобы как можно раньше растлить в них всё то, что ещё остаётся «чистого, доброго, вечного».

Общий девиз российского ТВ для детей и подростков совершенно точно сформулировал Михаил Делягин: «Будь дебилом! Посмотри, как весело и хорошо живут дебилы!» От традиционной «цивилизации смысла» буквально ничего не осталось; дети становятся совершенно невосприимчивы к чтению, ибо утрачивают всякую способность оперировать смыслами, они начинают мыслить и чувствовать только в категориях наслаждений и удовольствий.

8. Совершенно непостижима политика государства в области образования, культуры[7] и науки. ЕГЭ.[8] Во многих государственных гимназиях и школах из-за угрозы проникновения в школу соглядатаев Фурсенко школьное расписание, висящее в вестибюле, представляет собой сложную шифрованную систему, где под видом уроков физкультуры и ОБЖ для родителей и учеников тайно указаны уроки русского языка и математики.[9]

А между тем, образование, наука и культура — это решающий стратегический ресурс нации целиком и полностью определяющий её возможности, перспективы и конкурентоспособность.

Это собственно то, что отличает одну нацию от другой. Нужны десятилетия и даже столетия для формирования конкурентноспособного состояния национальной культуры, науки, системы образования.

В СССР была создана безусловно лучшая в мире система образования.[10] Для чего же сегодня в российской школе русская литература, русский язык и математика постоянно и планомерно замещаются английским языком, физкультурой и ОБЖ?! Страна готовится к будущей войне и предстоящему поражению от Британии?

Уже сегодня редкий спутник долетает до своей орбиты, а подводные лодки горят не в море, не в бою, а на стапелях сухих доков.

«В Китае к концу правления династии Цин был сформулирован девиз: «Китаец учится ради постижения фундаментальных принципов, человек Запада — ради практической пользы». Дэн Хантингтон.

Власть хочет сделать русских такими же «пластиковыми людьми», как это сделано уже на Западе?

_________________________________

[5] Единственный, кто публично признался в том, что ему по душе наше ТВ, был президент России Дмитрий Медведев. Встречу с тремя главными редакторами наших ведущих ТВ каналов он начал так: «Телевидение у нас интересное! Новости скучные.»

[6]Как пишет Андрей Ашкеров, в самую сердцевину идеологии геев помещён культ желания, который и есть её истинная сущность, в силу чего именно сообщества геев становятся главными проводниками идеологии наслаждений, «экономики удовольствий» и тотального лицемерия в СМИ.

[7] Отто фон Бисмарк заметил однажды: «Люди, не имеющие отношения к культуре, не должны иметь к ней отношения».

[8] Можно не комментировать. Хорошо. Деньги освоили, оборудование установили, тесты разработали. Но для чего систему образования разрушать? И среднего и высшего одновременно?!

[9] У В. Путина мог выиграть только тот кандидат, который выдвинул бы один единственный лозунг: «Казнить Фурсенко!»

[10] Разумеется, за исключения тех дисциплин, которые были связаны с коммунистической идеологией.

___________________________________

9. Семья. «Семья?.. Но что ж такое семья без религии? Что такое русская семья без христианства? Что такое, наконец, христианство в России без византийских основ и без византийских форм?..» Константин Леонтьев.

Россия ещё со времён СССР вполе усвоила себе всю систему разрушения семьи и сокращения рождаемости, предложенную миру западными либеральными демократами. Более того, Ленин на 50 лет раньше, чем это было сделано в США, узаконил аборты, именно Ленини впервые отменил уголовное преследование гомосексуалистов.

Сегодня в  России:

—  Женщины принуждены работать наравне с мужчинами. А между тем «Цивилизованное общество – то, в котором ласкают детей.» — писала Джоан Ганц Куни.

—  Ведётся пропаганда абортов и контрацептивов. Как писал Патрик Бьюкенен: «Противозачаточные пилюли и презервативы стали серпом и молотом культурной революции. …Западные женщины прерывают беременность так часто, что это всё больше напоминает геноцид народов европейского происхождения.»

—  Ведётся пропаганда разводов под предлогом права на «нелицемерную любовь». Сегодня пропаганда сексуальной свободы осуществляется уже в полном объёме.

Но, как пишет антрополог Дж. Д. Анвин: «Всяческое человеческое сообщество вольно выбирать: либо обратить энергию на творчество и труд, либо наслаждаться сексуальной свободой. История свидетельствует, что заниматься тем и другим вместе удаётся не дольше, чем на протяжении  жизни одного поколения».

Феминизм старательно и упорно разрушает институт брака. Как пишет, например, юрист Кетрин Маккиннон: «Для феминизма не существует разницы между проституцией, браком и сексуальными домогательствами.» Уолл-стрит Джорнел 1991г.

Или вот Глория Стайнем признаётся: «Я не могу спариваться в неволе.» Ньюсуик 1984г.

В конце концов, чтобы не оскорблять чувства детей, воспитывающихся в однополых семьях, в США в 2011 году было законодательно запрещено использовать в официальных документах термины «мама» и «папа». Отныне там пишут «родитель №1», «родитель №2».

—  Изменено традиционное семейное законодательство с целью максимально облегчить разводы. Прежде инициатор развода не получал ничего, ни собственности, ни детей.

—  Пенсионное законодательство: пенсия начисляется без учета количества рождённых и воспитанных в семье детей. А между тем именно выросшие дети кормят всех пенсионеров без учёта того, сколько кто из них вырастил детей! Напротив, если вы отказались от детей и «все силы души» посвятили карьере, когда вы станете пенсионером, дети, выращенные другими, посредством государственной системы пенсионного обеспечения будут вынуждены работать на вас больше, чем на собственных родителей, вырастивших их! При том, что доход семьи, рассчитанный на каждого члена семьи, обратно пропорционален количеству детей в семье.

—   Налоговое законодательство в России также устроено без учёта количества детей в семье.

Таким образом, российское государство делает всё, чтобы всеми возможными мерами — и экономически и на законодательном уровне — в максимальной степени воспрепятствовать рождению, воспитанию и обучению детей.

В результате, чтобы содержать пенсионеров, целиком посвятивших себя творчеству, карьере или однополой любви, любому государству рано или поздно приходётся начинать «ограниченную иммиграцию варваров». … И «все мы знаем, что случается потом.» См. гл. «Немного истории».

10. Национальный вопрос: Отсутствие государственной и русской национальной идеологии, (что по-существу должно быть одним и тем же — с соблюдением необходимых прав и свобод для нерусского населения), совершенная неспособность нации что-либо противопоставить западной интеллектуальной и культурной агрессии, западным либерально-демократическим ценностям, вызывает в исламской среде неприкрытое презрение и к русским, и к Российскому государству. Русских, Российское государство, они считают своей добычей. Кто-то осознанно, большинство ещё нет. Печальный итог, если ничего не делать — только вопрос времени. Впрочем, то же происходит повсюду и в либерально-демократической Европе.

Именно отсутствие национальной идеологии, а не экономические, религиозные, демографические или политические предпосылки, является главной угрозой единству, суверенитету и самому существованию Российской Федерации.

11. В результате русский народ, который всегда славился общинностью своей народной жизни, затем коллективизмом, который всегда жил общиною, коллективом,.. — вспомните, ещё тридцать лет назад все во дворе знали всех, в любую дверь можно было зайти за спичками, за солью, за пятёркой до получки, попросить присмотреть за ребёнком,.. — а моя мама рассказывала, что в её детстве (70 лет назад) любой ребёнок, если, например, ушибся, мог подбежать к первой попавшейся, к совершенно незнакомой женщине и всегда получал заботу и ласку, ибо от каждой женщины, — она вспоминал, — исходила тогда особенная нежность и тепло материнства,.. — и вот этот народ сделался сегодня самым разобщённым, до какого-то даже дикого, остервенелого, совершенного индивидуализма. Сделался народом, состоящий из атомов-одиночек, где каждый не доверяет соседу, сделалось даже вдруг неприличным знакомиться с соседями, — только вежливая, а по-возможности гламурно-светская улыбка, что-то вроде американского хау ду ю ду, —  (посмотри ка ты лучше на мою новую машину!) — и всё.

Каждый один. Каждый сам за себя. Даже во многих семьях. Повсюду единственная общность — корпорация. Корпоративный дух. Дух корпоративной наживы и вечной конкурентной войны. Продажный, расчётливый, недоверчивый и ненадёжный. Иудин дух.

Какой уж тут может быть «сильный, мудрый, благородный, единый национальный организм»! (Или, хотя бы, — молодой и здоровый…) Кто за что или за кого здесь станет воевать или умирать при необходимости? Ибо за деньги можно только воевать, — умирать невозможно.

12. И как неизбежные последствия всего вышеперечисленного — хроническая бедность:

«Результаты исследования Института социологии РАН были обобщены в недавно опубликованной книге «Российское общество как оно есть: (опыт социологической диагностики)». Получилось, что 59% россиян живут в бедности. Из них даже до прожиточного минимума не дотягивают 16%. Еще порядка 43% граждан относятся к категории малообеспеченных. Ровно треть российского общества (33%) составляют те, кого принято называть «средним слоем». И лишь 6% – 8% граждан социологи признали «благополучными». По мнению авторов исследования, именно в рабочей среде бедняков больше всего – 63%. Причем специалистов высокого уровня практически на любом производстве сегодня готовы холить, лелеять и обеспечивать достаточно высокими зарплатами. Беда в том, что кадров таких в стране осталось немного. Наличие легальной заработной платы не гарантирует россиянам материальной обеспеченности, констатируют социологи. И это уникальное явление, не существующее ни в одной из развитых стран. Выявленный феномен ученые назвали «работающая бедность». Но наиболее печальный вывод заключается в том, что возможность изменения ситуации к лучшему от самих людей, по сути, не зависит. Бедность в России провоцируют, прежде всего, перекосы макроэкономики и рынка труда.» Газета «Утро». «Хроническая бедность душит россиян.» 17 01 2012.

4. Что делать?

 Выбор

Вопрос №1:  На кого ставит властная элита, чтобы сохранить и окончательно утвердить свою власть? Свою собственность и свои привилегии?  На народ России или на Запад?

Похоже, российская элита ещё не определилась. Ещё не сделан окончательный и согласованный выбор. И выбор это не простой: чтобы сделать Россию частью западной политической и финансово-экономической системы, необходимо каким-то образом сократить население России по крайней мере на 100 млн. человек.  Если избрать в качестве единственного источника своей власти российский народ, придётся возвращать в Россию детей и свои капиталы. Более того, придётся так или иначе начинать служить России и её народу. А кроме того, готовиться к усилению противостояния со слабеющим, но ещё достаточно сильным, Западом.

Маневрируя между двумя этими источниками власти, наша власть к выборам до крайности сузила себе поле для дальнейшего маневрирования. Недовольными становятся все.

Пришло время делать окончательный выбор.

России с  населением в 140 млн. человек нет места в глобальной экономике Запада: Запад не хотел бы вновь конкурировать с Россией в области наукоёмкого и высокотехнологичного производства, в области науки и культуры, ибо, очевидно, что по мере усиления, Россия станет проводить всё более независимую политику, стремясь, в том или ином виде, восстановить свою империю и традиционные сферы влияния, что очень скоро привело бы к проблемам конкуренции цивилизаций между Западом и Россией, что в свою очередь многократно усложнило бы задачу Западу сохранения власти своей в глобальном мироустройстве.

В области сборочного производства Россия принципиально не конкурентноспособна из-за своего географического положения и климатических условий. В первую очередь с Китаем, с другими тёплыми странами, имеющими удобное географическое расположение и морские порты в зоне интенсивного судоходства. В России нижняя граница заработной платы рабочих помимо прочего будет всегда ограничена затратами на обогрев жилища.  Потому место России в глобальной экономике по мнению западных стратегов — поставка энергоносителей и сырья из этих холодных, бескрайних и отдалённых регионов планеты. По их подсчётам такая работа сможет прокормить от 20 до 40 млн. человек.  Не более того. Отсюда возникает насущная необходимость резко сократить численности населения России до «экономически оправданного уровня», резкое снижение в стране уровня образования и культуры. Проще всего это можно было осуществить через расчленение СССР, расчленение России и организации хаоса повсеместных гражданских войн. Но тогда практически невозможно дать гарантии сохранения власти и собственности тем, кто поведёт Россию этим путём.

Медленное, «экономически объективное», как бы «самопроизвольное» сокращение населения России  через безработицу, нищету, пьянство, наркоманию, разложения нравственности, разрушение семьи, сокращения рождаемости, разрушения системы образования, разложения культуры и традиций ведёт вот именно к этому нынешнему ощущению всеобщей безысходности и упадка, а в будущем чревато уже по-настоящему серьёзными стихийными бунтами. Хотя, при определённом умении, это вполне возможная и осуществимая вещь. И может привести к поставленной цели, (если такая цель будет сохранена), — к успешному завершению проекта по интеграции России в глобальную экономику Запада. 

В идеале

«Сколь многое считают невозможным, пока оно не осуществится». Плиний.

«В России истина почти всегда имеет характер вполне фантастический. В самом деле, люди сделали то, что всё, что налжёт и перелжёт себе ум человеческий, им уже гораздо понятнее истины, и это сплошь на свете. Истина лежит перед людьми на столе, и её они не берут, а гоняются  за придуманным, именно потому, что её-то и считают фантастичным и утопическим.» Ф.М. Достоевский.

«Будет шторм, и русский корабль будет разбит. Но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. Бог не оставит уповающих на Него. Надо всем каяться и молиться горячо. И явлено будет великое чудо Божие: все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль во всей красе и пойдет путем, Богом предназначенным. Так это и будет, явное всем чудо». Преподобный Анатолий Оптинский, Младший.

В идеале: восстановление просвещенной, сакральной, христианской Российской империи в сочетании с модернизацией, развитием наук и разработкой передовых технологий.

Константин Леонтьев, приветствуя Манифест 1881 года и выражая надежду, что Россия, наконец, далее не намерена жить чужим умом, восторженно писал: «Мы едва ли не в первый раз со времен Петра Великого решились быть самобытными не как сила только внешне государственная в среде других государственных единиц, но и как политически культурная мысль, смелая, независимая, ясная!»

«Голос Всевышнего повелевает нам твёрдо стать во главе неограниченной власти. Веруя в Божественное провидение и в Его высшую мудрость, а также в справедливость и силу самодержавия, которое мы призваны утверждать, мы будем спокойно управлять судьбами нашей империи. Впредь ими будут ведать Бог и мы». Из Манифеста Александра III 1881г.

Пока жива надежда, что Россия построит государство правды, — Россия непобедима. Без такой надежды Россия не может существовать.

Сочетание традиционных, вечных ценностей, традиционного государства и модернизации не только не невозможно, как это часто утверждают, но более того, — совершенно необходимо и для современного традиционного государства, и для модернизации.

Разумеется, сегодня невозможно и немыслимо объявить эту цель прямо, — например, в предвыборной программе. Ибо, «материалисты и сумасшедшие не знают сомнений,» — писал Гилберт Кийт Честертон.

Я бы добавил: Ибо материалисты, сумасшедшие и либералы не знают сомнений. Впрочем, это одно и то же.

Но исключая на первых порах слова: «сакральная», «христианская», «империя», можно говорить о восстановлении просвещённого Российского государства, о власти, которая служит добру, правде и справедливости, об элите, которая служит народу и государству, о возвращении к истокам, к истокам и христианским, и к подлинно мусульманским, о почтении к нашим предкам, об уважении к истории нашей страны, об уважении к старшим, наконец, о приоритете «вечных ценностей» над выгодой, о бизнесе и национальной экономике, которые служат народу и государству, а не наоборот, о вере,  о милосердии, о верности и чести, о долге, о красоте, о совершенстве, о божественной любви.

Россия — это идея, которую никак не удаётся воплотить. Но идея эта настолько прекрасна, что даже то, что удаётся, когда это удаётся, — настолько чудесно, настолько обворожительно, что целые поколения способны ожидать её воплощения , претерпевать и  переносить ужасающие лишения.

Британия, например, — воплощенная идея. Хотя идея эта не британская.

Ибо и нации, и государства, и человек есть то, во что они верят.  «Когда смерть вопрошает душу, то душа отвечает верою,» — писал Иван Ильин.

Что возможно делать уже сегодня:

1. Прежде всего — идеология. Не имея никакой идеологии, а точнее имея ту, которая есть — самую либерально-демократическую идеологию в мире: «прибыль — добро, убыток -зло», невозможно никакое восстановление, никакое развитие, никакая модернизация. Невозможно восстановление правосудия, невозможна борьба с коррупцией. Не изменяя идеологию Россия останется местом извлечения прибыли для вывода её за рубежом в благополучные страны.

Итак: Идеология — это формализованные представления государства и нации о добре и зле.

Без идеологии невозможно существование государства, ибо в этом случае государство утрачивает всякий смысл.

Если граждане не знают, что государство считает добром, а что злом, остаётся одно — закон. Но исчезает понимание предназначение закона. Тем более, если этот закон то и дело изменяется по желанию государственной власти. Какова конечная цель? Чего государство хочет от граждан? Формального исполнения законов? А в чём смысл исполнения этих законов? — Чтобы избежать наказания?

Государство превращается в некую территориальную область с формализованным законом, регламентирующим условия экономической деятельности и правилами дорожного движения. Ничего личного, ничего национального. Живи, кто хочешь, будь кем угодно[1] — христианином, сатанистом, — только соблюдай закон. Идеальные условия для «иммиграции варваров».

Вроде бы так возникает вожделенная территория «равных возможностей». Территория равных возможностей зарабатывать деньги. На самом деле так получается идеальная зона, где реализуется абсолютная власть денег над человеком. Ибо, как пишет В. Пелевин, в сущности, деньгами владеют только те, кто их печатает, остальным их дают подержать, чтобы они не утратили свою веру. Веру в то, деньги — реальность».

____________________________________

[1] Как пишет Патрик Бьюкенен, первая заповедь нового евангелия от либералов гласит: «Все образы жизни равноправны». Ибо: «Бога нет, во вселенной не найти абсолютных ценностей, вера в сверхестественное (истинное и святое) есть предрассудок. Жизнь начинается здесь, и здесь же заканчивается; её цель – наслаждение,..»

____________________________________

«Деньги — это единственный путь, который приводит на первое место даже ничтожество». «Деньги, конечно, есть деспотическое могущество, но в то же время и высочайшее равенство, и в этом главная их сила. Деньги сравнивают все неравенства,» — писал Ф. М. Достоевский. Но, как писал В. Шмаков: «Идея равенства — есть апофеоз пошлости». Ибо «Справедливость есть искусство неравенства,» — писал Григорий Сковорода.

Но даже в Соединённых Штатах Америки существует идеология и национальная идея! Хорошо, пусть не идея, но американская мечта! Ибо совершенно без идеи, без мечты, невозможно жить, невозможно существование государства.

Так разрушается общность, разрушается нация, разрушается единство национального организма. Каждый сам за себя. Каждый сам по себе. Каждый сам решает, что для него есть добро, что зло. Каждый одинок[2]. Утрачивается сам смысл национального бытия. Тем самым утрачивается смысл существования государства. Его законы становятся нелепы. Элита государства неизбежно и очень скоро объявляется «партией жуликов и воров». Ибо никакими средствами уже невозможно оправдать её привилегии. Невозможно служение Родине, невозможен патриотизм, невозможно защищать страну в случае внешней или внутренней агрессии. Навальные, Альбацы,  Венедиктовы и Акунины размножаются в огромном количестве.

Возникают и растут области тотального недовольства, угрожающие существованию самого государства. Болотная площадь и проспект Сахарова — первые центры кристаллизации будущего всеобщего недовольства населения. Ибо с утратой национальной идеологии нация становиться просто «населением». Без имени.

Чтобы жить, нация и государство обязаны сформулировать, что для них есть добро, что — зло.

При этом нет никакой необходимости ничего выдумывать. Как говорил один монах своему ученику[3]: «Всё уже придумано, всё уже написано». Достаточно прочитать, например,  работу Константина Леоньтева: «Византизм и славянство».

Другое дело, что в наши «тёмные времена» уже простейшие самоочевидности кажутся дикостью, абсурдом или утопией. Нужен перевод. С русского на современный русский. Ибо многие слова уже изменили свой смысл, иногда на прямо противоположный[4].

_________________________________

[2] Как бы не казалось  это невозможным, но духовное одиночество сильнее всего бьёт по семье. Ибо очень быстро у каждого члена семьи обнаруживается своя собственная правда.

[3] О. Андрей — будущему о. Аврааму.

[4] Например, слово «страсть». Из самого нечистого превратилась в саму чистоту и искренность. А вот слово «похоть» имеет столь резкую и устойчивую нравственную окраску, что пришлось вводить новое слово, этически нейтральное — «секс», — чтобы оправдать и активнее проводить пропаганду похоти.

_________________________________

Надо простые и ясные истины прошлого транслировать в парадигму современного упаднического мировосприятия. Это не так просто, но можно попробовать:

 Процесс восстановления экономики и стабилизации государства успешно завершён. Мы освободились от тоталитаризма, остановили распад 90х, в борьбе с международным терроризмом смогли отстоять целостность государства, восстановили экономику.

 Предполагалось, что «невидимая рука рынка» решит все проблемы и естественным образом поставит бизнес на службу нации и государства. К сожалению, эти надежды оправдались не вполне. Мы видим структурные диспропорции и нерешённые проблемы.

 Пришло время строить современное Российское государство. Государство, сочетающее в себе великие традиции, приверженность справедливости, идеалам нравственности с самыми последними и перспективными достижениями науки и культуры.

 Национальный бизнес должен служить нации и государству. Соблюдать нормы нравственности, руководствоваться идеалами справедливости. Только так возможно общественное признание его привилегий и богатства.

 Освоение территории России — важнейшая задача, важнейший приоритет и источник динамичного развития Российского государства и российского бизнеса.

 Важно, чтобы каждый человек чувствовал себя частью единого сильного, мудрого и благородного, национального организма.

 Мы должны строить государство для народа. Российское государство — не территория, но народ. Ресурсы территории, ресурсы государства, ресурсы бизнеса должны служить народу. Нельзя допустить, чтобы российский народ сделался для международного или национального бизнеса только ресурсом, наравне с нефтью или газом, чтобы ресурсы государства использовались в интересах только личного обогащения, вопреки интересам нации и государства.

 Прошлое России не позор, но достойно уважения и восхищения. Мы можем по праву, и более, чем кто-либо другой, гордиться своей историей: государственным устройством, территорией, верой, наукой, культурой, литературой, музыкой; достаточно посмотреть на географическую карту мира.[5] Россия — единственное христианское государство, которое не утратило независимости.

 Мы должны хранить и впредь следовать тому что было лучшего в нашей истории, в наших традициях и культуре, что делало её поистине великой. Российское государство и впредь должно служить вечным идеалам добра, истины, справедливости и милосердия.

 Ценность культуры не меньше, чем экономическое благосостояние нации. Мы должны ясно понимать, что есть добро, что есть зло. Без этого невозможна истинная справедливость, ибо мы все жаждем правды.

 Бог один, потому нравственные ценности, представления о добре и зле, о правде и справедливости идентичны во всех канонических религиях. Государство  ожидает самого активного участия и всемерного содействия в деле созидания современного Российского государства от всех, расположенных в России религиозных конфессий. Ибо истоки нашей национальной культуры, самой сущности наших народов, в их вере, в тысячелетней истории взаимодействия наших религий.

Государство будет содействовать позитивному взаимодействию и диалогу академической науки и богословия[6], что несомненно принесёт пользу обоим ветвям человеческого знания, будет способствовать служению науки человечеству, его идеалам, подлинным потребностям человека.

Возможно, всё это должно делаться не вдруг и сразу, быть может постепенно, но твёрдо и неуклонно.

___________________________________

[5] «Ты карту видел?» — спросил бельгийца один мой совсем ещё юный знакомый (одиннадцати лет), когда тот начал рассуждать об историческом ничтожестве России. Мой юный знакомый рассказывал, что после этого вопроса маленький бельгиец расстроился, едва не заплакал и вышел из комнаты.

[6] Христианское богословие не менее академично и научно, чем любая академическая наука.

___________________________________

2. Опираясь на положительную идеологию, возможно восстановление правосудия, возможно начинать реальную борьбу с коррупцией.

Противодействие коррупции и рэкету возможно вести по трём основным направлениям:

2.1. Долг и честь должны цениться выше выгоды. В том числе, при назначении чиновников на ответственные должности. Карьера в первую очередь должна зависеть от этого. Ибо на что, кроме долга и чести, может опираться чиновник, чтобы принять внутреннее решение  об отказе от взяток, откатов, воровства и предательства?

2.2. Всемерное восстановление правосудия в России. Это в первую очередь зависит от того, как сама власть относится к правосудию. Ни один суд не способен противостоять прямому вмешательству власти. Необходимо определиться: либо, как в Риме — и обеспечить судьям неприкосновенность, привилегии и высокие зарплаты за счёт казны, либо, как в Византии — и сделать судей выборными, разработать официальные тарифы на судебные издержки в зависимости и пропорционально от благосостояния ответчиков и истцов.

2.3. Обеспечить элите государства легальные и достойные доходы. Здесь также можно предложить два пути:

а) Развивать государственную собственность в рамках экономики национального хозяйства, а часть акций государственных предприятий передавать тем, кто служил и служит России верой и правдой, следуя долгу, храня честь.

в) Было бы полезно ввести «антикоррупционный налог». Учитывая, что откаты повсеместны, ибо отчасти компенсируют скудное содержание ответственных государственных служащих, было бы разумно их легализовать: установить законом новый налог, который будет взыматься с каждого контракта, финансируемого за счёт бюджетных средств, совершенно легально и в соответствии с разработанной тарификацией в размере примерно равном нынешним откатам. Этот налог должен поступать сразу после перечисления денег исполнителю на специальный счёт того ведомства, которое заключило и оплачивает данный контракт. При этом руководитель ведомства должен иметь право распределять полученные средства среди работников своего ведомства по своему усмотрению.

2.4. Абсолютно необходима легализация результатов приватизации в общественном мнении страны. Например так: Государство продавало (или лучше сказать: передавало) собственность, ожидая, что частные собственники станут создавать добавленную стоимость в России, а не выводить прибыль и её ресурсы за рубеж. Государство и общество в полном соответствии с учебниками и обещаниями реформаторов ожидало эффективных частных инвестиций и в целом резкого повышения производительности труда. Пришла пора исполнить обещания. Собственники крупной, прежде государственной, собственности должны предоставить правительству пятилетний (десятилетний) план модернизации и инвестиций. Исполнил, — твоё на веки. Не исполнил, давайте разбираться, каким образом эта собственность была приватизирована.

3. Необходимо постепенно переводить российскую экономику на рельсы экономики национального хозяйства, что было достаточно подробно описано в разделе: «Две экономики…»

В противном случае Россия навсегда останется сырьевым придатком Запада. Или Востока. Ибо сегодня российские предприятия, особенно в высокотехнологической области , абсолютно не конкурентноспособны с западными компаниями. Не имея  ни длительных и доступных кредитов, ни рынков сбыта, российские компании не в состоянии осуществлять никакой модернизации.

Технологическая модернизация, развитие интонационного малого и среднего бизнеса  в отсутствие «рынков сбыта» возможна только через развитие гособоронзаказа и крупной государственной промышленности, предприятия которой должны быть заказчиком для предприятий среднего и малого бизнеса, локомотивом и центрами кристаллизации в разработке и освоении самых передовых технологий, восстановления конкурентноспособного российского бизнеса.

Критически важно возделывать и обустраивать территорию страны. В этом должен заключаться весь смысл всякой экономической деятельности. И бизнес и государство должны работать прежде всего на это.

Совершенно необходимо вводить механизм гарантированных государственных закупок в сельском хозяйстве. Ибо люди не могут размножаться в современных городах. Введение разумной системы страхования позволит сделать сельское хозяйство деятельностью с минимальным или приемлемым уровнем рисков, что сделает для банков возможным и выгодным кредитование этой важнейшей для каждой суверенной страны отрасли производства. Важно перейти от практики прямого субсидирования сельского хозяйства с целью обеспечить приемлемый для беднейших слоёв населения уровень цен на продукты питания,  к субсидированию системы льготного обеспечения питанием этих беднейших слоёв населения России. Продукты питания должны стоить столько, сколько они стоят. Доходы и зарплаты в сельском хозяйстве должны быть не меньше среднего уровня в экономике страны.

Тогда:

—  установиться нормальный рыночный баланс цен и доходов «между городом и деревней»;

—  откроется реальная возможность исправления демографической ситуации в стране;

—  начнут развиваться малые города России, ибо станут востребованными; кроме того на малые города разумно возложить задачи по сохранению и приумножению природных ресурсов территорий — лес, рыба, почва и т.п.

—  в решающей степени будет решена проблема «хронической бедности» и безработицы;

—  будет заложено важнейшее основание для нравственного и духовного оздоровления нации;

—  народы и граждане России смогут, наконец, свободно жить и работать на своей земле; каждый работоспособный гражданин России сможет отвечать за своё благосостояние и благосостояние своей семьи.

4. Если в стране есть выборы, они должны быть священны, ибо выбор народа освящает власть,  делает её отчасти сакральной. Невозможно с неряшливым  и демонстративно лицемерным пренебрежением относится к волеизъявлению народа, как это было сделано, например, с переводом В. Матвиенко из губернаторов Петербурга в скиперы Совета Федерации. Что порождает всеобщий нигилизм, тотальное недоверие  и даже ненависть к власти.

5. Наука, культура, системы образования и медицинского обслуживания.

Здесь всё вполне очевидно, недостаёт только доброй воли элит. Надо ожидать когда элиты сделают свой окончательный выбор.

Возможно создание некоего, например, «Совета по сохранению духовных ценностей» или «Совет по дела религии, культуры и истории», куда избирались бы учёные и богословы всеобщим голосованием из кандидатов, представленных Академией наук и религиозными организациями России, где места в совете распределялись бы аналогично партийному принципу, подобно тому, как это осуществляется при выборах в Государственную думу. Задача: этические нормы, нормы нравственности и морали, рекомендации и контроль СМИ, системы образования, история России и мировая история, праздники и пр.

6. ТВ и СМИ.

С тем же усердием, с которым сегодня российскими СМИ продвигается идеология наслаждений, ТВ и СМИ должны переключиться на восстановление нравственности, на просвещение и воспитание населения.

Начать хотя бы с того, чтобы прививать уважение к старшим. К нашей истории. К культуре. К религии.

СМИ должны объяснять, почему следовать долгу и чести естественно, а «отрицаясь от своей духовной природы и Создателя, заботится только о земных благах и временном благополучии» — противоестественно и позорно. Ибо от таких людей, «с жадностью гоняющихся за богатством и повреждённых страсти стяжания, происходят все бедствия: отсюда всякие замешательства, отсюда все несправедливости, отсюда великие и долгие страдания и стоны бедных.»

Каким-то образом надо преодолеть невыносимую тупость, пошлость и продажность российского телевидения. Например, посадить цензора, который будет смотреть и решать — а показал бы он сам эту передачу своему внуку или сыну: показал бы — разрешает, нет — нет.

7. Семья.

Необходимо постепенно реставрировать дореволюционное правовые нормы, регламентирующие порядок и условия разводов. Налоговое и пенсионное законодательство должны быть реформированы с учётом количества детей в семье — с целью восстановить экономическую справедливость и содействовать рождению детей.

Борьба с абортами: Делать аборт должно быть невыносимо стыдно. Раз и навсегда на уровне государства и общества необходимо признать: аборт — это убийство. И по справедливости должно быть наказано так же, как и любое другое убийство.  Что не только позволит избежать демографической катастрофы, но и в огромной степени будет содействовать нравственному оздоровлению общества.

Как-то священника Дмитрия Смирнова спросили в прямом эфире телеканала «Спас»: Где же божественная справедливость по отношении к России? Он ответил: По отношении к России Бог руководствуется не справедливостью, а милосердием. Ибо чего по-справедливости заслуживает народ, ежегодно убивающий 4 миллиона своих детей? — Смерти. А мы всё ещё живы.

Галерея | Запись опубликована в рубрике Государство. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s