О «суверенной демократии» и колониальной экономике. Следует ли России вводить войска в Украину?

Уже 14 лет Россия совмещает несовместимое: «суверенную демократию» и колониальную экономику.

И вот: майдан, государственный переворот на Украине, возвращение Крыма, восстание Юго-Востока, карательная операция Киева — «от лица мирового порядка» России предъявлен ультиматум: или суверенная изоляция от глобальной экономики Запада, или полная капитуляция.

Организовав переворот в Киеве, Запад, в понимании России, «перешёл красную черту». Возвратив себе Крым, Россия, проводя суверенную внешнюю политику, грозит разрушить всю экономическую и политическую систему глобальной гегемонии Запада и без того находящуюся в состоянии тяжелейшего системного кризиса.

С точки зрения Запада, если Россия использует западную глобальную финансовую, экономическую, технологическую и политическую систему, она должна соблюдать установленные Западом правила, платить за её использование и заботиться об устойчивости всей системы в целом. С точки зрения Москвы, Запад в своей глобальной иерархической системе отводит России слишком низкое положение и незавидную, почти холопскую роль, — недостойную великой страны, имеющей атомное оружие, нефть и постоянное членство в Совете безопасности ООН.

И в России, и на Украине, и на Западе одна и та же форма государственного устройства: власть олигархии в форме демократической республики. На взгляд Аристотеля — худшее из всех возможных сочетаний. Что такое олигархия по Аристотелю? — Власть богатых. Что такое демократия? — Власть большинства, власть плебса. Которая, Аристотель был уверен, вообще невозможна в обществе, превышающем 5 тысяч человек, имеющих право голоса.

Для чего олигархам понадобилась демократия? Демократия с равным и всеобщим правом голоса — идеальный инструмент утверждения тотальной власти денег. Олигархия апеллирует к плебсу, самой многочисленной, но и самой малообразованной и неимущей части общества: «Стань богат, как я! Это просто. Сбрось оковы религии, традиции, национальности, ибо всё это выдумки попов и аристократов. Истины нет, есть только выгода. Перед деньгами все равны. У меня один голос и у тебя один голос. «Свобода, равенство, братство!» Работай, бери кредиты, плати проценты, покупай и получай удовольствие!» Исторически западная демократия есть инструмент борьбы интернациональной финансовой олигархии против национальных христианских монархий.

Олигархия апеллируют к самому низменному, скотскому в человеке, — к зависти, к жадности, к трусости и тщеславию; задача традиционного государства противостоять низменному и скотскому, апеллируя к духу, к истине, к чести и долгу. Расчёт олигархии прост: «Объявите право на бесчестье, и все побегут за вами.» Ф. М. Достоевский.

Неимущие не имеют собственных объективных экономических интересов. Необразованные не могут отличить правду от лжи. Вне религии, вне традиции, вне традиционной семьи неимущие и необразованные становятся лёгкой добычей манипуляторов. У кого больше денег, у того больше электорат. Ни средний класс, ни экспертные сообщества не способны противостоять гласу толпы, манипулируемой информационными структурами олигархии.

Вот человек за 20 лет заработал миллиард долларов США. При средней зарплате в $ 2000такие деньги заработают 2000 человек. Стало быть он трудился в 2000 раз больше и эффективнее подавляющего большинства своих сограждан. А если он заработал не миллиард, а пять, и не за 20 лет, а за 10? Его вклад в общее благосостояние общества в 20 000 раз больше, чем в среднем по стране?

Вот, скажем, Михаил Прохоров ($10,9 млрд). Или Алишер Усманов ($18,6 млрд), Михаил Фридман ($17,6 млрд), Виктор Вексельберг ($17,2 млрд.). Во сколько раз их труд на благо Родины был эффективнее нашего? В 140 тысяч раз?В 220 тысяч раз?

Вы скажете — таковы были правила игры. Но правила игры были заведомо мошенническими, подлыми, нечестными.

Очевидно, ни о какой правде или справедливости здесь речи уже не идёт, деньги давным-давно утратили свою первоначальную функцию меры стоимости и труда, но сделались инструментом присвоения чужого труда, инструментом тотальной и анонимной власти международной финансовой олигархии.

Западная финансовая олигархия за триста лет выстроила грандиозную, глобальную иерархию частной эмиссии бумажных денег и ростовщических займов, — тотальную иерархию присвоения труда более бедных более богатыми.

Шелдон Эмри сегодня констатирует: «Миллионы работающих семей Америки теперь должны нескольким тысячам семей банкиров сумму, которая в два раза превышает оценочную стоимость всех Соединенных Штатов».

«Специалисты университета в Цюрихе провели математический анализ связей 43 тыс. транснациональных корпораций. Отсортировав 37 млн компаний и инвесторов по всему миру, представленных в базе данных «Orbis С» от 2007 г., учёные отобрали 43060 компаний, принадлежащих транснациональным корпорациям, выявили их общие активы и установили, что большинство из них так или иначе подконтрольны «суперанклаву» из 147 компаний, — пишет Newscientist.com. — Их активы пересекаются друг с другом, фактически являясь общей собственностью, что обеспечивает этому негласному финансовому конгломерату контроль за 40% глобального корпоративного богатства; в их щупальцах сосредоточено порядка 60% общемировых доходов.. Большинство из этих «суперкорпораций» являются финансовыми институтами. Так, в топ-20 вошли инвестиционные холдинги Barclays plc, JPMorgan Chase & Cо, Goldman Sachs Group Inc.»

Россия, как и Украина, находится на самой периферии этой иерархии. То есть платит всем, ей не платит никто.

И всё же российские олигархи прекрасно вписались в глобальную экономическую систему Запада. Их всё, в общем-то, устраивает. Они и сами прекрасно понимают, что не ровня «Ротшильдам» или «Рокфеллерам». Проблема в том, что 100 миллионов россиян никак не вписываются в глобальный рынок, а русские ни в какую не хотят признать себя в чём-либо не полноценнее евреев, англосаксов, немцев или итальянцев.

«Корпорацию Россия» встроена в глобальную иерархическую структуру западной экономической и политической системы — и на её принципах тотального присвоения чужого труда. Она построена из чужого конструктора, по чужим правилам в составе чужой глобальной структуры. Разумеется, попытки проводить суверенную политику в таких условиях нелогичны и даже нелепы. С другой стороны и «Корпорация Россия», и вся идеология Запада органически неприемлемы русским сознанием, русской культурой, русским народом, ибо несовместимы с русскими цивилизационными принципами, с «Русской цивилизацией».

Что выиграют русские украинцы сменив одних олигархов на других? Чем наши олигархи лучше украинских? Тем что в своё время они были «равноудалены» от политики и ныне более ограничены государством? Но это не институциональное ограничение. Все держится на доброй воле одного человека. Или на доброй воле группы лиц. Чуть ослабнет власть, и олигархи начнут рвать страну на куски. Как и прежде. Как это до сих пор происходит на Украине.

Давайте учить уроки истории. Cто лет назад Британия уже сумела заманить Россию в ловушку русского панславизма. Россия вступила в 1 мировую войну в союзе со своим онтологически-непримиримым врагом, со своим извечным геополитическим противником против своего естественного союзника. Это закончилось величайшей катастрофой для всего русского мира. Сегодня в России нет большевиков. Но предателей, как и прежде, вполне достаточно.

Если мы введем войска на Украину, русским придется убивать украинцев. А украинцам русских. Разве это в наших интересах? Или в интересах украинцев? Нет. Это только в интересах англосаксов и международной финансовой олигархии. Олигархия — вот общий враг — и русских, и украинцев, и всего человечества.

«Ввести войска на Украину» получится только в том случае, если народ и армия Украины не станут этому «вводу» сопротивляться. А если станут? Допустим, половина или только четверть населения Украины? Это будет уже не «ввод войск», а самая настоящая война с Украиной. И это будет война не только с одной Украиной. Жертв, в том числе и среди мирного населения, будет в сотни раз больше. Эта война может стать затяжной и очень изматывающей войной. Не переметнутся ли наши олигархи на сторону противника, как это случилось, например, в Германии в 1 мировую? Войну легко начать, но не так легко закончить.

Да, после возвращения Крыма Юго-Восток Украины восстал. Русский мир пришёл в движение. Русские хотят сами определять свою судьбу. Долг России — помочь Юго-Востоку Украины. Мы должны оказывать всестороннюю помощь Армии Юго-Востока. Необходимо открыть границы между Россией и Юго-Востоком Украины. Организовать полномасштабную гуманитарную помощь населению Юго-Востока и гуманитарные коридоры для эвакуации беженцев. Когда Запад убедиться в невозможности подавить восстание Юго-Востока силой, начнутся переговоры.

Но чтобы в полной мере проводить суверенную политику надо иметь суверенную экономику. И суверенную русскую идеологию. Надо иметь настоящую национальную элиту. И эта элита должна находится у власти.

Если мы это сделаем, не только русские Юго-Востока, вся русская Украина захочет стать частью России.

События на Украине отчётливо проявили удивительную вещь: русский мир разделён не по национальному признаку, не по географическим или административным границам, — русский мир разделён на две противоборствующие цивилизации. На русскую православную цивилизацию, наследующую Византии, и западную цивилизацию выгоды и рационализма, цивилизацию ссудного процента, — «L’Oreal, ты этого достойна!» Или по выражению Андрея Белого — «цивилизацию зубной щётки».

В Москве, в Новосибирске или в Киеве на одной и той же улице могут жить и вместе работать врачи, инженеры, учителя, русские по крови, но принадлежащие к двум различным, противоположным цивилизациям, находящихся в непрестанной борьбе. На Украине это противостояние переходит в горячую фазу.

«Европа нас сводит с ума; но Европа почти вся и во всём своём составе оязычилась. – Не лучше ли оставить её себе самой. Истинный свет пришёл к нам из Византии. И мы не маленькие, — не вчера вышли на свет. Скоро уже тысяча лет, как веруем в Господа и содержим Его святой закон. И в этом пусть другие у нас учатся, как и следует: ибо истина у нас». Святитель Феофан Затворник.

«Византизм дал нам всю силу нашу в борьбе с Польшей, со шведами, с Францией и с Турцией. Под его знаменем, если мы будем ему верны, мы, конечно, будем в силах выдержать натиск и целой интернациональной Европы, если бы она, разрушивши у себя все благородное, осмелилась когда–нибудь и нам предписать гниль и смрад своих новых законов о мелком земном всеблаженстве, о земной радикальной всепошлости! …Изменяя, даже в тайных помыслах наших, этому византизму, мы погубим Россию. Ибо тайные помыслы, рано или поздно, могут найти себе случай для практического выражения.» — предупреждал Константин Леонтьев.

Русская цивилизация привлекательна для всего мира отнюдь не своими «равноудалёнными» олигархами.

Русская идея — есть идея созидания государства правды и справедливости. Не идеалы наживы, выгоды и наслаждений, но стремление к справедливости, к истине, к правде — есть существо русской идеи. В этом — подлинная свобода по-русски. Не свобода воровать, копить или торговать, но свобода в добре, свобода в Боге, свобода жить по-правде и истине. Русская идея — есть идея воплощения в жизни торжества православия.

Красота справедливости, красота правды, содержательная, сокровенная красота истины — вот подлинная движущая сила русской цивилизации. Именно в этом привлекательность Русского проекта для всего мира.

«Москве надо окончательно осознать всю глубину и необратимость разрыва с Западом. Это значит, что существование пятой колоны в самой России более несовместимо с жизнью, миром и порядком в самом обществе.» — пишет Александр Дугин.

С этим невозможно не согласиться. Если под Западом понимать его глобальную систему тотальной власти международной финансовой олигархии, его глобальную ростовщическую иерархию займов, его антихристианскую идеологию и религию денег. Сами народы Запада изнемогают от расчеловечивания, от разрушения своих национальных культур, от бесконечных долгов, от всепроникающего лицемерия и политкорректности, от ювенальной юстиции и пропаганды гомосексуализма. Все, у кого есть разум, все, кому дорога свобода, с верой и надеждой взирают на Россию. Россия — последняя надежда человечества.

Русскую пружину сжимали слишком долго, — заявил Владимир Путин, вот она начала разжиматься, — мы верим в это, и не дай Бог нам обмануться.

Что мы должны сделать, чтобы Русский проект состоялся, чтобы «русская пружина» наконец распрямилась? Как мы можем спасти Украину?

Прежде всего, разумеется, необходимо ограничить власть и влияние олигархии в своей стране. Экономическая власть в России должна быть абсолютно, институционально подчинена политической. Ибо любая, даже самая патриотическая олигархия, интернациональна по своей сути; выгода не имеет национальности.

Важно осуществить наметившийся переход от «корпорации Россия» к «цивилизации Россия», к России, как русской цивилизации, построить новую «систему экономических отношений между людьми» на иных, русских, цивилизационных ценностях и принципах.

Валентин Катасонов утверждает: экономика, как система экономических отношений между людьми, закреплённая в системе законодательных актов государства, определяется прежде всего тем, какие люди принимали эти законы и для кого, — какие люди есть субъекты этих экономических отношений, какова культура этого народа, что они считают добром, а что злом, что — свободой, а что рабством, в конечном счёте — какова их религия, во что они верят. Не экономические отношения определяют веру людей, но вера определяет систему экономических отношений между людьми. Так, чтобы утвердить в Европе ростовщичество, потребовалось провести Реформацию.

Какой должна быть экономика в «государстве правды и справедливости»? Очевидно, там должна быть исключена возможность присвоения чужого труда. Деньги вновь должны стать мерой стоимости и труда. Там не должно быть ни коррупции, ни конкуренции. Ибо коррупция — есть инструмент подчинения политической власти власти экономической. А конкуренция — есть инструмент подчинения бизнеса финансовой олигархии и иерархии займов. Общество должно стать скорее солидарным, чем конкурентным. В свободном государстве не должно быть принуждения к труду, но выше мотивации выгодой и прибылью, свойственной лавочникам и олигархии, должна стать мотивация чести и долга, традиционно присущая аристократии. Частный ссудный процент должен быть запрещён, как и частная эмиссия в любом виде. И то и другое есть исключительно прерогатива государства и общества в целом. Не рентабельность производства, а количество и качество рабочих мест, свобода начать своё дело — есть подлинный критерий степени развития любой экономики мира. Не погоня за прибылью, но развитие территории, отношение к своей земле, как к саду, чтобы все народы России и каждый человек в отдельности сами на своей земле могли «возделывать её и хранить её». Как и заповедано в Книге Бытия: «И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Эдемском, чтобы возделывать его и хранить его».

Это в идеале. Но что необходимо сделать практически, чтобы начать строить суверенную российскую экономику?

Чтобы иметь суверенную экономику надо иметь суверенные деньги. Что это такое?

Это право на эмиссию. Сегодня ЦБ РФ, покупая один доллар, эмитирует 30 рублей. Продавая один доллар, изымает из экономики 30 рублей. Он не имеет возможности эмитировать рубли в зависимости от потребностей российской экономики, ибо валютные спекулянты немедленно обвалят курс рубля. Для любой развивающейся экономики мира путь к суверенным деньгам лежит сегодня исключительно через временное ограничение свободной конвертации национальной валюты и свободного движения капиталов.

Например, было бы естественно ввиду санкций валютные резервы России перевести из долларов и евро в золото и драгоценные металлы, временно ограничить конвертацию рубля и свободное движение капиталов, а для международных расчётов эмитировать свободно конвертируемый «золотой рубль», обеспеченный золотом, нефтью и другими сырьевыми ресурсами России.

Для чего тогда нам этот неконвертируемый рубль? Чтобы вновь обрести суверенное право на эмиссию. Чтобы иметь длинные дешёвые кредиты и средства для развития суверенной российской экономики. Чтобы временно защитить российский рынок от внешней неравноправной конкуренции.

Только под управлением государства и за счёт государственных инвестиций возможно воссоздать в России собственный технологический уклад, создать условия для развития современных технологий, собственной элементной базы и замкнутых производственных цепочек в стратегических отраслях промышленности.

Совершенно необходима государственная программа научных исследований и технологического развития страны. Для реализации этой программы именно государство, а не частный бизнес, должно создавать новые перспективные научно-исследовательские центры и производственные предприятия, которые, привлекая к этой работе средний и малый частный российский бизнес, будут одновременно развивать и всю высоко-технологическую экономику страны.

Система частного кредитования под ссудный процент (частные коммерческие банки) и доходы от неё должна быть поставлены под полный контроль государства. Потребительское кредитование должно быть запрещено. Уже сегодня «в России более 40% заемщиков, заплатив по кредиту, становятся нищими». В идеале частный ссудный процент, как и прежде, должен быть запрещён полностью.

То, что по самой своей природе является общественным достоянием, не может находиться в частной собственности. Частная собственность эффективна и по справедливости является частной до тех пор, пока собственник способен лично ей управлять. Чем частный собственник огромной корпорации эффективнее государства? Корпорацией управляет тот же самый штат наёмных менеджеров вне зависимости от того, владеет ей государство или олигарх. Напротив, присваивая себе труд десятков и сотен тысяч людей, олигарх использует свою власть и свои деньги прежде всего для того, чтобы сохранить свои привилегии, свою власть и свои богатства. Чтобы сохранить саму возможность присваивать себе чужой труд. Чем крупнее предприятие, тем большая его доля должна быть в собственности государства. Это легко осуществить в рамках налогового законодательства и согласованных с ним механизмов выкупа акций крупных частных предприятий государством. Олигарх сохранит своё богатство, но не сможет использовать его вопреки интересам нации и государства, не сможет присваивать себе слишком много чужого труда. Олигархия по Аристотелю — есть третье сословье, а в государстве всё должно находиться на своих местах.

Мы сможем сохранить свою страну, свою русскую цивилизацию только в том случае, если в России вновь будут возрождены властные элиты, следующие чести и долгу, способные противостоять искушению выгодой. Если будут созданы властные политические институты, реально, практически стоящие над олигархией. Если истина, честь и долг будут поставлены выше выгоды.

В этом сущность и главное условие существования русской цивилизации. Без этого невозможны ни суверенная русская политика, ни суверенная экономика, ни суверенная идеология.

Галерея | Запись опубликована в рубрике Государство, Общество, Экономика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «О «суверенной демократии» и колониальной экономике. Следует ли России вводить войска в Украину?»

  1. Сергей:

    Нет комментариев. Хорошо, что стали появляться такие статьи. Он поднимают дух не только малоимущих граждан, но и обеспеченных.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s